Tue. Sep 28th, 2021
НИК "БУКМЕКЕР" (ОТКРОВЕНИЯ "ВЕЗУЧЕГО" ИГРОКА)  БЕТТОР
НИК
Экспресс на сумму 25000,00 руб. На выплату – 392000,05 руб.
Ставка №453. Поставлена: 15.05.2014 17:06
15.05.2014 18:30 ЦСКА М – Локомотив М Победа 1 1,80 +
15.05.2014 18:30 ЦСКА М ж/к – Локомотив М ж/к Больше (3.5) 1,25 +
15.05.2014 18:30 ЦСКА М угл – Локомотив М угл Больше (7.5) 1,42 +
15.05.2014 18:30 Спартак М – Динамо М Больше (2) 1,38 +
15.05.2014 18:30 Спартак М ж/к – Динамо М ж/к Больше (3.5) 1,37 +
15.05.2014 18:30 Спартак М угл – Динамо М угл Больше (8.5) 1,52 +
15.05.2014 18:30 Кубань – Зенит Победа 2 1,40 +
15.05.2014 18:30 Кубань ж/к – Зенит ж/к Больше (2.5) 1,22 +
K = 15,6820
Экспресс на сумму 50000,00 руб. На выплату – 543000,53 руб.
Ставка №452. Поставлена: 15.05.2014 16:34
15.05.2014 17:45 Канада – Дания Дания – Больше (1) 1,38 В
15.05.2014 17:45 США – Латвия Латвия – Больше (1) 1,23 +
15.05.2014 18:30 Амкар – Краснодар Х2 1,22 +
15.05.2014 18:30 Спартак М – Динамо М Динамо М – Больше (1) 1,45 +
15.05.2014 18:30 ЦСКА М – Локомотив М ЦСКА М – Больше (1) 1,27 В
15.05.2014 18:30 Спартак М ж/к – Динамо М ж/к Больше (4) 1,60 +
15.05.2014 18:30 ЦСКА М ж/к – Локомотив М ж/к Больше (4) 1,40 +
15.05.2014 18:30 Спартак М угл – Динамо М угл Больше (7.5) 1,35 +
15.05.2014 18:30 Кубань ж/к – Зенит ж/к Больше (2.5) 1,22 +
15.05.2014 18:30 Кубань – Зенит Зенит – Больше (1) 1,11 +
15.05.2014 18:30 Рубин – Терек Рубин забьет 1,22 +
K = 19,0520 

ВМЕСТО ПРОЛОГА:
РАЗВЕНЧАНИЕ МИФА О ПРИНЦИПИАЛЬНОМ ОТЛИЧИИ ИГРОКОВ КАЗИНО, ИППОДРОМОВ И БУКМЕКЕРСКИХ КОНТОР.

Любой, кто впервые взял в руки «линию», воспользуется этой таблицей в дальнейшем неоднократно. «Буки» подсаживают игроков на иглу азарта тем же адреналиновым наркотиком возжелания халявы, как и любые другие организаторы денежных ставок. Будь то устроители скачек, тараканьих забегов или владельцы игровых заведений. Любой игрок с фанатичным убеждением расскажет вам о богатом личном опыте, о математических расчётах кратности удачных и неудачных вариантов вращения волчка, об арифметической прогрессии обнаружения необходимого валета, о замечательной спортивной форме того или иного таракана и глобальных энциклопедических знаниях тенденций мирового и отечественного футбола.
Однако затем, после пяти подряд «чёрного», опять выпадает «чёрное», первым на финиш приходит хромой мерин, а «Интер» со свистом летит «никакому «Кальяри»…
Игроки Казино порой честно признают, что фактор фортуны в выигрыше играет доминирующую роль. Участники же букмекерских пари в подавляющем большинстве полагаются на «знание спорта».
Какое-то время «знатокам», действительно, везёт. Выискивая «верняки» они срывают небольшой куш на прогнозируемых результатах. Более сильные команды, хоть и не без труда, но подтверждают статус-кво в поединках с аутсайдерами, лидеры ведущих конюшен Формулы-1 первыми пересекают финишную черту, а теннисист из первой десятки громит всухую второсотенного участника «Уимблдона». Логично…
В дальнейшем, когда «знаток» решается увеличить сумму ставки до критической, логика исчезает, и на сцену выходит «реальность». Поставленные в «live» на победу первой ракетки мира при счёте 6:1, 4:0, в пользу этой самой первой ракетки, деньги ипотечного кредита превращаются в финансовый крах и раскол семьи. Лидер мирового тенниса получает травму (без кавычек), и победу отдают его сопернику. Или при счёте 3:1, на семьдесят пятой минуте матча первой российской лиги, защитники команды КАМАЗ из Набережных Челнов, стоя на месте, наблюдают, как игроки краснодарской «Кубани» за восемь минут проводят в их ворота три безответных гола. Скольких участников пари выводили после игры из суицидного состояния?
Переиграть букмекеров, опираясь лишь на знания спорта, бесполезно. И не только потому, что во всех ведущих конторах работают крутые спецы, хотя последние действительно профессионалы высочайшего класса. Создаётся впечатление, что «букам» покровительствуют могущественные демиурги игры. И беттор, с его корыстью и самолюбием, прекрасная жертва на алтарь этим божествам. Как часто, после ставок, в головах участников пари возникали мысли об абсурдности происходящего? Признайся, игрок, задавал ли ты себе вопрос о сюрреальности и матричной избирательности действий окружающего мира по отношению к тебе, как к индивидууму? Не к командам, а исключительно к тебе? Если так, то о каком профессионализме специалистов или неуклюжести хоккеистов мы говорим?
Букмекерские конторы, равно как казино и организаторов скачек можно доить только в одном случае – изменения подхода к принципам ведения игры. Пройдя стадию «прогнозирования и отгадывания результатов» и превращаясь, с опытом, в более-менее серьёзного беттора, участник пари начинает замечать, что далеко не все вокруг него придерживаются знакомых правил. И если приходит понимание, что существуют «другие варианты», заматеревший игрок пытается эти варианты переосмыслить и трансформировать в систему. Таким образом, просто «БЕТТОР» постепенно становится «ПОТРОШИТЕЛЕМ» и вступает в скрытый для постороннего взгляда конфликт с владельцами казино, скачек и букмекерских контор. И с крышующими их божествами, кстати, тоже…
Оставим первые две категории своим «ПОТРОШИТЕЛЯМ». Нас интересует война с «буками»…

КНИГА ПЕРВАЯ
БЕТТОР

ТРИУМФ ГОСПОДИНА РЕЗУЛЬТАТА

Заканчивалась семьдесят третья минута матча. Комментаторы канала «Спорт» лениво обсуждали дальнейшую судьбу Юрия Газзаева, брата известного тренера ЦСКА. А чего отвлекаться на сам матч? Там всё понятно. Чуть больше пятнадцати минут отделяют КАМАЗ из Набережных Челнов от победы над краснодарской «Кубанью». 3:1 – счёт достаточно комфортный для хозяев. Краснодарцы, в свою очередь, помня о двух заключительных домашних играх с немотивированными соперниками, особо не напрягаются. Свои «железные» очки возьмут дома. И здравствуй, Калифорн…, то есть, конечно же, «Премьер-лига»!..
Слава отошёл от гостиничного окна, за которым швыряло на пустынный пляж уже холодные волны сочинское Чёрное море, наклонился к ноутбуку и дал команду загрузить всю возможно допустимую в «live» сумму на «2» и «Х2» одновременно со всех кошельков в различных российских и зарубежных конторах. В «Фаэтоне», например, к этому времени коэффициент «Х2» был равен «6,5». Хорошо было бы накинуть на «второго», но эту ставку из фаэтоновской «линии» уже убрали. Затем опять бросил взгляд на экран телевизора. Семьдесят пятая минута. Ничего интересного. Комментаторы засыпают…
И тут «начался футбол»!
Сначала комментаторы удивились, потом опешили, потом замолчали. «Кубань» спустя каких-то восемь минут вела в счёте 4:3! Игроки хозяев скользили и падали на ровном месте, не поспевая за соперниками, либо просто парализовано наблюдали за действиями нападающих краснодарской команды. Последние же забивали, как под копирку одинаковые голы, вдумчиво и неспешно.
Матч окончился, комментаторы как-то стыдливо попрощались с телезрителями (хотя, при чём здесь комментаторы?), футболисты южного региона счастливо обнимались, представители Татарстана угрюмо брели в раздевалку. Постоялец гостиничного номера дождался расчета ставок и перевёл большую часть выигранной суммы на банковские счета. «Букмекер» не обманул в очередной раз. Слитая инфа подтвердилась динамикой развития матча. Можно немного расслабиться…
На следующее утро отчёт о матче в центральной спортивной газете выглядел так:
Андрей Анфиногентов, «Спорт-Экспресс» за 25 октября:
…На трибунах к этому моменту громко скандировали, попутно согреваясь под зарядившим дождиком: «КАМАЗ!», «КАМАЗ!», – уже предвкушая заслуженную победу. Матч, казалось, катился к логичному итогу, но… Тут-то и произошло вдруг настоящее российское футбольное чудо. Три гола, перевернувших ход игры, гости забили за 8 минут, не слишком утруждая себя работой по вскрытию обороны соперника. Она, эта самая оборона, просто рассыпалась, позволив Зубко, Касаеву и Тихоновецкому провести голы-близнецы.
Ответом на такой лихой сюжетный поворот стала реакция публики, покинувшей трибуны досрочно. Слышались даже отдельные выкрики: «Позор!» Но чего не бывает сгоряча, не правда ли?..
В том же номере была опубликована отдельная заметка Андрея Анфиногентова:
ТРИУМФ ГОСПОДИНА РЕЗУЛЬТАТА:
В раздевалку “Кубани” – второго лауреата турнира, вчера оформившего возвращение в Премьер-лигу, – идти не хотелось. Ноги не шли. Душа не лежала задавать дежурные вопросы после феерии чудовищных и стыдных ошибок защитников «КАМАЗа». Мы с коллегами, работавшими на игре, в итоге никуда и не пошли. Не увидели в том большого смысла. В конце концов, это дело челнинцев – разбираться в том, как можно было разбазарить неоспоримое преимущество за 8 минут, вручив попутно путевку наверх прямому конкуренту досрочно…

* * *

Всю свою взрослую жизнь Вячеслав ежедневно покупал спортивную прессу. До 1991 года единственную в стране газету «Советский Спорт». Затем появившуюся в продаже её конкурентку «Спорт-Экспресс». Перебравшись на Запад, каждое утро просматривал все спортивные издания, публикуемые в странах проживания: «Marca», «La Gazzetta dello Sport» и другие. И поэтому вправе был считать себя не просто приземлённым болельщиком, а человеком сведущим в делах мирового атлетического движения. Однажды в Испании он угадал двенадцать из пятнадцати результатов очередного тура национальных “Примеры” и “Сегунды”. И даже заработал на этом несколько сот местных песет, чем долгое время потом необычайно гордился. Впрочем, это был единичный случай выигрыша денег.
Вернувшись в новом тысячелетии в Москву, Слава, вполне логично, открыл для себя существование в России букмекерских контор. Он долгое время аллюром проскакивал мимо вывесок, не решаясь изучить правила приёма ставок основательно. Затем несколько раз «ошибался дверью» и стоял по пять-десять минут, прислушиваясь к разговорам бетторов. Ещё через какое-то время, с видом завсегдатая, вдумчиво перечитывал результаты матчей на специальном стенде.
Первую в своей жизни «линию» Вячеслав взял в руки в помещении букмекерской конторы «Фаэтон», в районе Павелецкого вокзала, вечером часов в семь…

ГЛАВА 1
«ЛИНИЯ» НАДЕЖДЫ
(До матча «Спартак» – «Зенит» четыре года, восемь месяцев, пятнадцать дней)

– Какой кАфЫцЭнт уже там?- кавказец оторвался от распечатки и широко улыбнулся в окошко блондинке.
– Девятьсот тридцать два, – монотонно отреагировала блондинка.
– Двести одиннадцать, на «МАнрЭаль» с форой добавь ещё и закрывай. Всё равно больше тысячи нельзя.
– Сколько?
– Пятьдесят рублей, – все южане ставят небольшие суммы на «экспрессы» с максимальным коэффициентом, в надежде, ничем особо не рискуя, отхватить приличный куш. Этот не был исключением.
– Мощно зарядил, – кассир обладала чувством юмора. – Выигрыш получишь, не забудь в ресторан пригласить, – она протянула квиток кавказцу и привычно поторопила очередь. – Дальше!
Дальше старик лет семидесяти просунул в окошко пачку истыканных крестиками бумажек тотализатора. Очередь загудела:
– Дед, совесть имей, ты на одном тотализаторе не мог всё отметить?!
– У меня своя система, – спокойно парировал старик.
– Своя система у него… Да ты у меня её содрал, систему эту! – ещё один пожилой игрок из толпы ехидно бросил реплику в сторону впереди стоящего.
Минут пятнадцать, пока кассир вбивала каракули с листочка в компьютер, продолжались прения. Вячеслав стоял всё это время в очереди за «линией», пока не обратил внимания, что распечатку можно попросить и так…
Дома он внимательно изучил таблицы коэффициентов и убедился, что всё просто и доступно. Ставь и выигрывай! Вот оно – решение наболевших финансовых проблем, покрытие постоянно повышающейся аренды за съёмное столичное жильё, покупка нормального, не «совкового», автомобиля, шуба жене, в конце концов!..
Выражение «сводить концы с концами» не трактовалось Вячеславом образно и иносказательно. Эти концы с концами он сводил постоянно. Места работы менялись с поразительной закономерностью, раз в полгода, даже не столько по причине неусидчивости на одном месте или неуживчивости в коллективе, а частенько из-за самоликвидации самих предприятий. Фирмы, в которые Слава устраивался, лопались и банкротились легко и безвозвратно, оставляя сотрудников без зарплаты и перспектив когда-либо получить конечный расчёт. И наступала очередная пора сведения пресловутых концов.
Тезис о том, что двигателем прогресса и развития столицы нашей родины являются приезжие жители, правдив и не нравится только самим коренным москвичам. Но как бы эти самые «коренные» не шипели злобно и не пускали слюни в сторону «лимиты», они в лучшем случае годятся на роль капота для двигателя. «Новые москвичи» вынуждены со страшной скоростью крутить шестерёнки по причине отсутствия собственного жилья. Дикая стоимость аренды квартир, словно допинг из шприца, даёт энергию сибиряку и кавказцу, волжанину и северянину. Там где москвич поленится выйти из дома, и будет жевать вместо насущного хлеба засохшую соплю, приезжий подметёт, перетащит, выроет и украдёт. Одним словом, заработает средства на квартплату, при этом создав необходимое для экономического процветания города ускорение.
Слава периодически это ускорение создавал, но для собственной стабильности усилий не хватало. Нищета периодически подкрадывалась и нагло заглядывала в карман: «Чё там, братан? Поделимся?» И попробуй этой твари откажи!..
В своё время великий и ужасный продюсер и устроитель боксёрских шоу Дон Кинг обронил фразу: «Жизнь большинства людей сводится к бесконечному поиску еды!» Как часто Вячеслав ловил себя на мысли, что и он, по большому счёту, занимается только этим. Его сосед – москвич два года нигде не работал, но при этом умудрялся через день устраивать попойки с такими же неработающими корешами, и чувствовал себя замечательно и в меру счастливо. К тому же, каждый вечер с балкона ругал правительство, фашистов-патриотов, продажную оппозицию, тёщу, единороссов и мировой сионизм. Слава тоже хотел бы ничего не делать и ругать «продажных единороссов путинского масонства», но нужно было регулярно платить аренду. А она, сука, неуклонно повышалась…
В тот вечер в заначке семьи оставалась последняя тысяча русских рублей. Уже были намечены первоочередные расходы, рассчитаны запасы риса, кофе и сахара, поделены сигареты.
Самая примечательная «линия» показывала коэффициенты на первый матч сезона, битву за Суперкубок между ЦСКА и «Спартаком». Главное столичное дерби. Были там, конечно, ставки на хоккей, баскетбол и волейбол, но начало футбольного сезона затмило все другие спортивные события. Тем более, Слава, с недавних пор, болел за армейскую команду.
Началось боление со знакомства с брокером финансовой биржи Марком. Марк, играл не только на бирже, но и в популярную Интернет игрушку, где иногда светился Вячеслав. После одной из «битв», победивший геймер-брокер, пригласил проигравшего попить водки в ресторан. Там уже вовсю расслаблялись друзья Марка – фанаты ЦСКА. Затем последовали совместные походы на стадион, и даже выезды на матчи в другие города. Слава купил себе красно-синюю «розу», выучил речёвку: «Эй, Семак, давай забей три гола в ворот свиней!» и боевой клич: «Отс..и у красно-синих!» и теперь не мог, в силу фанатских понятий, болеть за какую-либо другую команду, кроме армейской.
Позиционная расстановка перед Суперкубком была явно в пользу ЦСКА. Коэффициенты также давали преимущество «коней» над «мясом». Надо было ставить!..
Где находилась «неприкосновенная штука» знала только Светлана. Значит, возникла необходимость либо сказать жене правду, либо соврать, для чего внезапно понадобились последние деньги.
– Свет, а Свет… – Вячеслав решил не тянуть слона за хобот, а сразу выложить жене план решения финансового вопроса. – Давай на наших поставим завтра. Девятьсот рублей сверху поднимем. Точно…
Света, конечно, сопротивлялась до последнего аргумента. Но после зачитанного состава великих армейских бойцов, демонстрации хвалебных газетных отзывов о бразильских новичках клуба и поимённого перечисления травмированных футболистов вражеского лагеря, махнула рукой: «Придумал, что будешь делать, если проиграешь?» и вынула из сложенного в шкафу постельного белья голубую купюру.
На следующее утро Вячеслав поехал в единственную Одинцовскую контору «Фаэтона». В свежей «линии» нужный матч стоял под номером «1».
– На победу ЦСКА, – протянул он в окошко тысячу, забрал квиток с чеком и аккуратно засунул его в обложку паспорта.
Когда садился в машину, позвонил Марк.
– Пойдёшь на футбол?
– Денег нет на билет.
– Да ладно, проведём, не в первый раз. Открытие сезона, как никак. Подъезжай в Черкизово, только не за рулём. Разогреемся предварительно…
Оставил старенькую «девятку» возле «Фаэтона» и устремился пешком к электричке.
Приехал как раз вовремя. Вся компания дружно «разогревалась» в кафе недалеко от стадиона. В те счастливые времена Россия ещё не превратилась в единственное на планете государство, где запрещено пиво до, во время и после футбола. Тогда ещё можно было «болеть», как в нормальных цивилизованных странах.
Красно-синие «кони» и красно-белые «свиньи» выпивали и делились предматчевыми новостями за соседними столиками. Спартачей было больше, но это давно установившаяся пропорция активности посещения стадионов столичными фанатами. За «мясо» традиционно болела большая часть населения Москвы и России.
Юрик Павлов, высокий, с огромными кулаками и широкими плечами боец известной фанатской группировки, принимавший непосредственное участие в знаменитом масштабном побоище между армейцами и спартаковцами на площади возле станции метро «Улица 1905 года», рассказывал историю из хулиганского детства. Вячеслав поздоровался с пацанами, втиснулся в пространство между стульями и взял в руку предложенную Марком кружку пива.
– Дуся говорит, пошли на карате запишемся, – Юрик широко улыбнулся. – Типа, в месяц всего десятку платить, зато как Ван-Дамы будем ногами махать. Ну, я повёлся. Взял с собой трикушки дырявые, вместо кимоно, выпросил у матери чирик и следом за Дусей в подвал. Там чувак такой в кимоно с чёрным поясом – синсэй типа, выстроил пацанят человек пятнадцать перед собой и лечит: «Программа обучения мастеров рассчитана на десять лет занятий. Но есть специальный секретный комплекс обучения за десять месяцев. А я вас выучу за десять дней!»
Присутствующие заржали, как и подобает настоящим поклонниками команды ЦСКА, а Павлов закончил:
– Дуся ещё очки поправил и на умняке этому синсэю: «А подписку о неприменении секретных приёмов в мирной жизни давать обязательно?»
– Ага, я хоть после третьего занятия свалил из секции, – так же, как в детстве, поправил очки и отхлебнул из кружки Игорёк Дусин. – А он в своих дырявых трико весь «секретный курс обучения» проскакал. Помню, когда ногу задирал, яйца вываливались.
И опять взрыв хохота…
– Чего такой задумчивый? – когда проходили на стадион, спросил Вячеслава Марк. – Случилось что?
– Деньги сегодня поставил. Переживаю…
– На кого поставил?
– На наших конечно.
– И чего тогда переживаешь? Выиграем, не парься…
Основное время закончилось вничью. Славу последние минуты бил колотун. Не от холода, а от волнения, разумеется. В дополнительное время армейцы всё-таки вырвали победу и завоевали Суперкубок. Вячеслав обнимался с пацанами, пел про Семака, орал, в общем, нормально отмечал вместе со всеми первый в новом сезоне трофей. Когда страсти улеглись и восточную трибуну перекрыли менты, пропуская болельщиков других секторов, позвонил Светлане.
– Смотрела матч?
– Смотрела.
– Говорил же, что выиграем.
– Я зато так переволновалась. Первый раз в жизни целиком футбол досмотрела. Скоро приедешь?
– Да, конечно, целую…
В том же баре после матча собрались уже только армейские фанаты. Расстроенные «мясные» угрюмо разбредались по домам.
– А что, мне этот бразилёныш Карвалью понравился, – Юрик пребывал в прекрасном расположении духа. – Техничный малый…
– Ну что, как твоя ставка? – Марк на этот раз сидел рядом со Славой. – Много выиграл?
– Не много, но выиграл, – Вячеслав сиял, как чемпионский Суперкубок.
– А какой коэффициент на наших был?
– Один и девять, вот гляди, – достал из паспорта и протянул брокеру квиток.
– Один и девять, – повторил, вглядевшись в бумажку, Марк. – Победа ЦСКА… Подожди…Победа?! – он в недоумении поглядел на игрока. – Ты что, на победу поставил?
– Что-то не так? – сглотнул внезапно подкатившийся комок к горлу Вячеслав.
– Так ведь ничья была в основное время. Не видишь разницы, что ли? – брокер медленно положил квиток на стол и тихо произнёс. – На «проход» надо было ставить. На «проход»…

* * *

Реакция Анфиногентова на результат, а главное течение вчерашнего матча, Вячеславу была понятна. Такого беспредела «в целом незапятнанном и прогрессирующем», по словам Мутко, российском футболе, на глазах миллионов телезрителей центрального спортивного канала, ещё ни кто не устраивал. Сами же представители обосравшихся букмекеров в интервью различным СМИ делали вид, что ничего непредвиденного не произошло, и игра была честной. Мол, какой резон «Кубани» покупать этот матч, если в двух оставшихся играх на своём поле необходимы всего пол очка? Чтоб в первой лиге богатый краснодарский клуб не «зарядил» оставшиеся матчи? Да что вы… Просто с Набережными Челнами произошёл несчастный случай. Повальная усталость всей защитной линии к семьдесят пятой минуте. Витаминов не хватило. Трагедия…
Вячеслав сидел за столиком кафе на пирсе, в пальто, перчатках, пил кофе и отсчитывал количество ударов волн о прибрежную гальку. Посетителей в кафе не было. Начинался мёртвый сезон. Хозяин заведения, сорокалетний грек, сам обслуживал клиента. Видимо, уже уволил всех своих сезонных работников.
Ещё с вечера игрок проконтролировал кошельки, движение денег на них, снятие со счетов и переводы по банковским реквизитам и на электронные ящики различных виртуальных Интернет-компаний. Всё работало. Его партнёры свои операции проводили быстро и косяков не допускали. Откуда же взялось это тревожное потрескивание в мозгах? Маленькие разряды электрического напряжения в левом полушарии? Нервы? Может заказать коньяк?
– Карпо, – окликнул он ресторатора. – У тебя какой коньяк хороший есть?
– Попробуйте армянского, – вытер руки о фартук грек. – Мне из Еревана привозят. Настоящий, посетители хвалят.
– Давай, армянский…
А море бормочет и бормочет. Чайки плачут и падают на солёную воду. Откуда же тревога?..
Их было трое. Тот, что постарше, с седыми зачёсанными назад волосами, не спрашивая разрешения, уселся за столик напротив Вячеслава. Остальные, молодые, коротко-стриженные и крепко-сложенные, остались стоять поодаль. Старший расстегнул верхнюю пуговицу коричневого пальто, поправил, на первый взгляд, через чур пестрое кашне и поглядел внимательно и вполне дружелюбно.
– Здравствуйте, Вячеслав Аркадьевич…

* * *

Год после шока первого проигрыша, Слава вообще не подходил близко к букмекерским конторам. Улицу огибал, где находился этот «рассадник разврата, азарта и порока»…
Летом ему предложили поучаствовать в организации и проведении рок-фестивалей и концертов звёзд шансона на территории Сибири под лейблом крупного пивного брэнда. Отказываться было равносильно самоубийству. Баланс денежных средств к тому времени упал далеко за ноль. Вячеслав устремился в турне по городам Зауралья.
Строптивые и вечно пьяные звёзды расшатали и так не очень устойчивую психику организатора, но пивники слово сдержали, причитающийся гонорар за работу выплатили. Дела Вячеслава пошли в гору.
Оставалось провести гала-концерт «легенд русского шансона» на центральном стадионе города Красноярска, когда выяснилось, что деньги, выделенные по смете на все проводимые мероприятия, неожиданно закончились. Соорганизатором заключительного выступления, наряду с представлявшим пивников Вячеславом, выступал местный депутат законодательного собрания края, некто Гущенко. Когда артисты уже выходили на гаревую дорожку стадиона, Гущенко развёл руки в стороны и безапелляционно заявил, что за аренду спортивной арены, свет, звук, милицейскую охрану и трансфер артистов платить нечем, и он покидает мероприятие. Бюджет, как это водится у российских чиновников, был распилен нагло и по-свински, но противостоять произволу на чужой территории не представлялось возможным.
Попытки дозвониться менеджерам пивной компании в воскресенье не увенчались успехом. Нечего не подозревающие шансонье хрипели в микрофон, а к рубильнику уже тянулась костлявая рука старухи администраторши. Надо было спасать ситуацию.
Помог местный автор-исполнитель Артур Нургалиев, участвовавший в концерте наряду со столичными гостями. Его личный поклонник, красноярский миллионер Бердяев, пил водку в гримёрке с легендами жанра. Краем уха услышав о сути проблемы, он смачно и многократно обозвал Гущенко пидарасом, из собственного кармана оплатил все расходы и после выступления увёз артистов в личный кабак. Репутация Вячеслава была спасена…
В ресторане присутствовал представитель московского фонда «Меценаты тысячелетия» Сергей Токарев, накануне заложивший на берегу Енисея неотёсанный булыжник, как основание будущего памятника меценатам, и наградивший Бердяева от лица президента фонда (а заодно и всего русского народа), позолоченной железякой. Он проникся организаторскими способностями Вячеслава и предложил ему сотрудничество. Так, по возвращению в столицу, Вячеслав устроился работать в небезызвестный фонд.
Деньги появились, а вслед за ними появилось страстное желание «отыграться». Тем более, Слава легко предсказывал результаты футбольных матчей и часто делился прогнозами со знакомыми игроками. И когда эти знакомые поднимали бабки, ориентируясь на его советы, возникало обидное и вполне обоснованное чувство досады.
– Почему?!..

ГЛАВА 2
О ГОЛУБЯХ
(До матча «Спартак» – «Зенит» три года, два месяца, двенадцать дней)

– Пока, пока, дорогулечка!
– Чмоки, чмоки, молодчуля моя!
Гламурненькие москвичички, послав друг дружке чопорные поцелуйчики, ускакали в противоположные стороны и освободили пространство между скамейкой и монументом.
Обращал ли кто-нибудь из вас внимание на то, что на голове Карла Маркса, задумчиво разглядывающего Большой Театр, всегда восседают голуби. Сидят, сволочи, и гадят. Сидят и гадят. И продолжается это безобразие не первый десяток лет. Сидят и гадят…
Аналогия с таджиком, машущим невдалеке своей гасторбайтерской метлой, в предвкушении вечерней плановОй расслабухи, напрашивалось бы, если бы не это «бы»… Мы, приезжие из различных удалённых и не очень частей необъятной страны, по мнению этих «гламурненьких» коренных москвичей, гадим им на головы наравне и с таджиками, и голубями. Хотя нет, голуби отличаются от нас в лучшую сторону, они местные…
Слава торчал возле бородатого демона не ради сомнительного удовольствия понаблюдать за жизнью сизокрылых переносчиков инфекции. Здесь ему назначил встречу его непосредственный шеф Сергей Степанович Токарев. Тоже выходец из провинции, а точнее из города Новороссийска, бывший водитель, а с недавнего времени правая рука владыки и повелителя душ человеческих, президента фонда «Меценаты тысячелетия», Олега Вениаминовича Гусельника. Такого же, надо заметить, новороссийского провинциала.
Каким образом бывший продавец унитазов Гусельник создал организацию, где в парадной толпились многие сильные мира сего, история умалчивает, но деятельность в столице он развил бурную.
Схема работы фонда была проста и потому очень эффективна. Многочисленные девочки из «кол-центра» обзванивали всех более-менее успешных бизнесменов и политиков страны. Ничего не просили, а лишь благодарили за «патриотизм и любовь к людям». Заинтригованных «патриотов» приглашали, за счёт организации, в Москву на вручение почётных дипломов и орденов различной степени достоверности. Мероприятия проводились в пафосных, культовых заведениях, например – Храме Христа Спасителя или в конференц-зале «Президент-отеля». Выступали известные артисты (им тоже чего-нибудь вручали, но никогда не платили), вели церемонии любимые в народе телеведущие (эти за зарплату). Человек видел, как с пафосом, в торжественной обстановке, таким же, как он, директорам мясокомбинатов и главам администраций посёлков городского типа вешают на грудь ордена и медали. Потом на фуршете в честь новоявленных «меценатов» звучали здравницы от «серьёзных людей». А через некоторое время гость также приглашался в Москву и подставлял грудь для ничего не значащей железяки. Не бесплатно, разумеется…
Попутно, в разных уголках страны, устанавливались нелепые стелы со знакомой птичкой на верхушке. На основании были выбиты имена бизнесменов, раскошелившихся ради увековечивания этого замечательного голубя.
Слава занимался проведением концертных программ под эгидой «Меценатов тысячелетия» в различных областях глупой России. Опять же, за бабки местных «меценатов».
В последнее время отношения между Гусельником и Токаревым были натянутыми, и «правая рука босса» предпочитал встречаться со своим протеже не в центральном офисе на Шаболовской, а на нейтральной территории.
Вячеслав накануне вернулся из поездки в Волгоград, где убеждал представителей администрации города вложить средства в проведение концерта очень популярных при советской власти, а сейчас стареющих, ВИА. Токарев желал услышать отчёт раньше президента, но на тайную стрелку опаздывал.
Чем, кстати, Карл Маркс, с головой обгаженной пернатыми, отличался от памятников таким же голубям фонда?
– Тем, что на голову голубя никто гадить не станет. Разве только вороны, – Сергей Степанович появился по-партизански незаметно. – Но вороны очень умные птицы, и глупостями не занимаются. Привет, чем порадуешь? Деньги выбил?
Деньги Вячеслав выбил. Их уже перевели на указанный счёт. Но не на счёт фонда. Степаныч открыл специальный, о котором знали только они вдвоём. За финансы в фирме отвечал именно Степаныч, и, прежде чем эти самые финансы переводились в «меценатский общак», они проходили «тщательную проверку». То, как Токарев умудрялся вести двойную бухгалтерию, заслуживает отдельного разговора, но небольшая дельта от общих операций регулярно оседала в карманах «посвящённых».
Однако фишка последней операции заключалась в том, что деньги ушли не на счёт фонда и даже не «замышились» в закромах Степаныча. Рубли, перевёденные Волгоградом в качестве предоплаты, осели в банке, известном только Вячеславу. Теперь предстояло вырулить ситуацию и отвести от себя угрозу разоблачения.
Вячеслав не был настолько нагл, чтобы тупо присвоить себе этот перевод. Всё равно бы вычислили. Он хотел быстро прокрутить предоплату. Через ставку…
– Да вроде всё нормально, Степаныч, – Слава приподнялся навстречу шефу. – Они на всю сумму подписались, повезём через месяц в Волгоград «пенсионный фонд».
– Молодец, – подошедший присел на лавочку рядом. – Есть в наличии, кого везти?
– Спрашиваешь?.. Пол Москвы голодных заслуженных да народных.
– Песня, что ли, такая есть?
– Нет, экспромтом получилось.
– Ладно, проверю сегодня приход. Твоя доля, как обычно… – и закурил сигарету. – Гусельник лютует в последнее время. «Кол-центр» процентов на шестьдесят обновил. Как Ворович с ним пересрался и свой фонд открыл, совсем у босса крышу сносит. Всех в измене заподазривает. Кругом враги мерещатся. Через неделю в Северную Корею улетает вместе с губернатором Хакассии. Стелу с птичкой посреди Пхеньяна возводить. Если меня в списке сопровождающих не оставит, думаю недолго в фонде задержусь. Нужно что-то новое затевать…
– Давай свою фирму откроем. Какой-нибудь фонд «нежной любви и вечного мира». Ты президент, я на подхвате.
– Ордена вручать и памятники втыкать? Наши-то девчонки одних и тех же спонсоров по четвёртому разу обзванивают. А теперь ещё и Ворович подобным занялся. Нет. Мы не вытянем… Ладно, сегодня в офис не суйся, я тебя отмажу. Потом позвоню. Отдыхай…

* * *

Бумажек тотализатора Слава в разных конторах набрал полный портфель. С этой макулатурой и бутылкой водки он поехал к другу Андрею Даничкину. Коренному петербуржцу, снимавшему квартиру в Чертаново.
Даничкин работал ведущим менеджером в компании, занимавшейся крупным оптом отделочных и строительных инструментов – «777». В процессе работы, Андрей много летал по городам страны и ближнего зарубежья, много времени проводил в общении с клиентами и, следовательно, много с этими клиентами пил.
«А вы думали, что бизнес по-русски – это лепень с гаврилой, мобила и ноутбук?!! Бизнес по-русски – это общение, общение и еще раз общение. Плюс печень из стали!» – любил говаривать Даничкин, разъясняя особенности своей работы.
– Я ведь здоровье между командировками специально укрепляю. Жирное не ем, пиво не пью, – петербуржец заглянул в портфель. – Что там? Водка? Предупредил бы, я бы курятины отварил с рисом. Жарить нельзя, вредно.
– А водку пить не вредно? – Вячеслав выгрузил на стол бутылку и большую пачку бумажек.
– Ну, наверное, вредно. Хотя, жареное и всякие майонезы гораздо вреднее. Это что ещё за таблицы?
Представитель «культурной столицы» очень гордился спорным вторым именем родного города. И, разумеется, страстно болел за «Зенит».
– Кто болеет за Зенит, у того всегда стоит! – любил повторять Андрюха, выпроваживая из квартиры очередную, не обременённую интеллектом, но упакованную в четвёртый размер, пассию.
– Это букмекерский тотализатор, – Слава протянул одну из бумажек. – Из пятнадцати вариантов нужно угадать хотя бы девять. А лучше от десяти и больше. Если угадаем все пятнадцать, получим несколько лимонов. Ты ведь знаток футбола?
– Знаток, – уверенно тряхнул светлым чубом фанат «Зенита». – И что нужно делать?
– Поставить курицу варить, раз ты не ешь жареное, и принести рюмки. Остальное объясню в процессе.
Через несколько минут хозяин квартиры вернулся с рюмками и каким-то салатиком.
– Объясняй!
Слава разлил водку и чокнулся с товарищем.
– За успех, обогащение и процветание, – выпил. – Теперь слушай. Здесь пятьсот бумажек. Надо заполнить каждую, по возможности в соответствии с реалиями, но чтоб все варианты были разными. Ну, хоть один вариант из полутысячи мы, такие, блин, спецы, угадаем?
Андрюха поставил на стол свою опустошённую рюмаху и приподнял горсть квадратных тотализаторов.
– Да по-любому чего-нибудь угадаем. В чём процесс заключается?
– Нужно крестики ставить и откладывать в сторону. Держи ручку. И, главное, сверяться постоянно, чтобы наши варианты друг друга не повторяли. Ну и пить регулярно, для поддержания боевого тонуса.
– А как мы узнаем, что не повторяемся?
– Через каждые десять заполненных квитков – сверяемся. Курицу в воду бросил?..
Первые десять вариантов каждый заполнил влёгкую. Проверка показала, что два варианта совпали. Решили, для наглядности, раскладывать тотализаторы в ряды на полу.
Первая заполненная сотня бумажек совпала по времени с исчезновением последней капли горючего. Крестики начали сливаться в один жирный крест, и друзья решили устроить перерыв. А чтобы заполнить его с пользой, отправились в магазин.
По дороге Слава наступил ботинком в собачьи испражнения.
– Тфу, блин, – корректно выругался он. – Прямо возле подъезда. Не могли отвести своего пса подальше?
– А что, примета-то вполне счастливая, денег привалит теперь куча, какой там «Джек-пот»? Тридцать миллионов? Нам бы пятнадцати на двоих хватило, по семь с половиной, – и тут же не преминул вспомнить Питер. – В культурной столице говно на тротуарах не валяется.
– Ну, конечно. У вас там собачьи туалеты вдоль Невы возвышаются. Сам же рассказывал, как твоя мама однажды шокирована была.
– А, да, был случай, когда она знакомым рассказывала и показывала, какой чистоплотный и образованный народ проживает в Санкт-Петербурге. И в это время из окошка дома, аккурат рядом с ними, медленно-медленно бумажка опустилась. Только что использованная…
Оба рассмеялись…
Третья сотня закончилась, когда на часах было за полночь. Слава, сверяя варианты, вдруг обратил внимание, что петербуржец вообще не ставит на победу столичного «Спартака» в домашнем поединке с пермским «Амкаром».
– Андрюха, а чего у тебя всё время двойка повторяется, иногда только ничьи проскакивают? Шансов-то, что «мясо» победит, больше, чего дуркуешь?
– Да не выиграют они, – как-то не очень убедительно отозвался Даничкин.
– Ну ты хоть в нескольких вариантах на «Спартак» поставь.
– Не хочу я на них ставить. Уродская команда.
– Уродская, не уродская, но по составу посильнее пермяков будут. Мы для чего собрались, приоритеты фанатские отстаивать или бабки поднимать? Да и народ, в большинстве своём, за «мясо» болеет.
– Где?
– Хоть в Москве, хоть в России…
Лучше бы он этого не говорил. На больную мозоль упёртого зенитовского фаната не наступал. Не будоражил оголённые водкой нервы петербуржца.
– Слава, дорогой! Ты замечательный и умный человек. Многое из того, что ты несёшь, интересно и правильно. Позволь мне не согласиться с одним моментом. Он граничит с бредом сумасшедшего. Это утверждение: «За «мясо» в большинстве своём, болеет народ хоть в Москве, хоть в России» – полная бредятина! Как могла родиться такая фантазия в твоем воспаленном мозгу? – Андрюха отложил бумажки, закурил сигарету и заходил нервно по комнате. – Начнем с Москвы. Большая часть это славного города, ну никак не может болеть за «мясо», потому что есть еще, как минимум, три команды, чьих болельщиков в совокупности наберется больше, чем мясных. Это «конская», «мусорская» и «паровозная» торсиды. Не забывай также о том, что в Москве каждый второй житель не коренной москвич, а представитель нашей необъятной Родины. Но о Родине дальше. Пронесёмся по географической карте, подобно прогнозу погоды, – «подобно прогнозу погоды понёсся» по диагонали комнаты Даничкин. – Итак, Северо-запад. Надеюсь, ты не будешь спорить, что на всём этом пространстве существует только одна команда – «Зенит», за который болеют пять миллионов петербуржцев, Мурманск, Архангельск, Петрозаводск, Псков и Новгород. Я знаю только одного жителя из этого региона (незабвенного Вовчика Быстрова), который сказал, что, живя в Луге, болел с детства за «Спартак». Представляю, как его в школе чморили!
Вячеслав тоже представил, как чморили Быстрова, но решил не комментировать подобные представления.
– Двигаемся дальше, – не унимался «зенитчик». – Юг России и Кавказ. Ты уверен, что там кто-то болеет за «мясо»? Есть свои родные клубы. Процент спартачей там вряд ли больше одного. Волгоград, еще в те времена, когда был жив славный «Ротор», очень симпатизировал «Зениту», и между болелами этих команд всегда были теплые приятельские отношения. Сейчас, соответственно, очень многие болеют за питерский клуб. Самара, Саратов… Не думаю, что в этих городах наберется более сотни болельщиков «мяса». Урал – «Амкар», екатеринбургский «Урал». Не уверен, что ты там тоже найдешь мясных. Сибирь – тут все может быть. Не исключаю. Хотя, лично мне не попадались. Да и «Томь», и «Сибирь» исправно собирают народ на свои матчи. Забайкалью чужд футбол. Слишком уж поздно там идут матчи по ТВ, и народ аморфный. А Якутия болеет футзалом и не спартаковской мини-футбольной командой, а своей родной. Так что, никакой «народной» команды давно не существует.
– Ага. Теперь «народная» команда – это «Зенитушка», а самая мощная и любимая в народе торсида – «бомжи»?
– Да.
– Замечательно. Значит, ты хочешь и пятнадцать лимонов поднять, и принципам не изменить? – гость поднял с пола несколько Андрюхиных бумажек и бегло пробежал по ним. – Так ты ещё и на победу «Зенита» везде натыкал? Тупой, что ли?
– Сам ты тупой! – пнул ногой по аккуратно разложенным стопкам «зенитчик». – Это у вас, «коней», Гинер всё покупает, поэтому вам плевать на результаты. А у нас команда благородная!
Вячеслав, обхватив голову, молча уселся на пол и тоскливо оглядел разбросанные по всему полу листочки тотализатора. Затем, также, не слова не говоря, заполнил новую бумажку и просто бросил её в общую кучу…
Третью бутылку принесли глубокой ночью. Оставалось начертить крестики в пятой сотне. Рисовали уже где попало, и как придётся. Бумажки летали подобно неуправляемому листопаду и приземлялись под кресла, стол, телевизор и даже долетали до прихожей.
Когда добивали последние квадратики и допивали надоевшую жидкость, на одном из каналов рассмотрели кота Матроскина из Простоквашино.
– Посмотри на эти чёрные полоски, – вновь принялся за старое Даничкин. – Матроскин, явный представитель торпедовской торсиды. А ты говоришь, большинство населения…
Но, во время произнесения очередного тоста «За счастливое детство и советские мультфильмы», Андрей поперхнулся, и было от чего. Безобидный ранее кот, теперь в красном шарфе и соответствующей шапочке, бренчал на гитаре и пел о том, что «Кто-то его подменил»…
– Во, тварь мясная! – выдохнул Даничкин.
– Вот видишь, даже в Простоквашино за «Спартак» болеют, – поставил заключительный крестик и подвёл черту под спором массовик-затейник сегодняшнего мероприятия. – Всё!!!
Игроки оглядели покрытое слоем бумаги поле битвы.
– А мне завтра, то есть уже сегодня в ночь, в Якутск лететь. В командировку. Игры-то, когда пройдут? – совершенно разбитый менеджер по продажам отделочного инвентаря сидел на полу, прислонившись спиной к сидению кресла.
– Сегодня и завтра вечером, – Вячеслав сам не по-детски запарился.
– А когда сдавать ВСЁ ЭТО поедешь? – провёл пальцем по квартире Даничкин.
– Посплю сейчас у тебя и днём сдам.
– А деньги когда получать наши?
– Не знаю, через пару суток… Наверное…
– Сколько вложить-то надо?
– Ну, считай. Пятьсот вариантов, каждый минимум по двадцатке. Значит, десять тысяч рублей. Если по сто, то пятьдесят штук.
– А в чём разница?
– Чем больше ставишь, тем больше, в случае выигрыша, получаешь.
– Это по двадцать пять штук, каждый вложить должен, что ли? Я столько не могу. Итак из командировочных выхватить придётся. Давай по пятьдесят рубликов сделаем, – Андрей достал из-под кровати пачку рублей и отсчитал свою долю, двенадцать с половиной тысяч. – А точно выиграем?
– Должны, по идее, – пожал плечами Слава. – Или мы совсем тупые?
– Вроде, нет, – согласился представитель «культурной столицы». – Позвонишь мне в Якутию, как и что?
– Хорошо.

* * *

ВСЁ ЭТО Вячеслав повёз сдавать в букмекерскую контору «Фаэтон», расположенную неподалёку от Белорусского вокзала. Народу не было. Пока…
За те три часа, что кассир вбивала в базу данные всех листочков тотализатора и распечатывала пятьсот вариантов квитков, народ появился, и игрок услышал о себе и своей манере снятия «Джек-пота» много нужного, интересного и поучительного, но, при этом, малоприятного. Могли побить, однако обошлось…
«Спартак» конечно выиграл. Вячеслав в трубку обматерил упёртого «бомжа», но тот отреагировал вполне спокойно.
– Ну и что? Ты, зато, в куче вариантов на победу «мяса» поставил. А по мне и четырнадцать правильных – нормально. Если ты всё угадаешь разок, а я несколько без «мясного» результата, всё равно кучу бабла отгребём. Я уже в аэропорт еду. Маякуй, как и что…
– Отгребём… – процедил сквозь зубы, выключив трубку, Слава. – «Зенит», блин, тоже летит…
По мере завершения восьми матчей российского и немецкого чемпионатов, отбракована была почти половина карточек. То есть, те, где были неправильно указаны, как минимум, шесть результатов. Вячеслав вытаскивал из общей кучи бумажки, в одну стопку складывал «трупы», а в другую всё ещё «дышавшие надеждой». Стопки получились почти одинаковые. Удручало количество квитков, с неправильно угаданными шестью-восемью результатами. А ведь завтра предстояли ещё семь матчей опять российского, английского и итальянского первенств.
Ближе к полуночи позвонил Токарев. Деньги на его секретный счёт, разумеется, не пришли. Сослался на «трудности перевода» средств из одного банка в другой. Степаныч в ответ многозначительно пробурчал: «Ну-ну… Не забудь, что завтра мероприятие в «Президент-отеле». Явка всех сотрудников строго обязательна. И за руль не садись, выпить с клиентами надо будет, пообщаться…»
Выбрасывать отбракованные карточки не стал, а оставил возвышаться на столе памятником рухнувшей надежды. Радовало обстоятельство, что на трёх квитках угаданными оказались все восемь матчей первого дня. Квитки, разумеется, заполнял не страдающий «спартакофобией» и «зенитофилией» Вячеслав.
«В морду этому питерскому отморозку ткну потом «Джек-потом» снятым», – смачно фантазировал он, откладывая в отдельные пачки бумажки с совпавшими семью, шестью, пятью и четырьмя результатами. Остальные «малоликвидные» носители спортивной информации бросил в общую кучу. С этих много денег не снимешь.
Первый же матч следующего игрового дня, оставил «стопроцентными» две из трёх карточек. Правда, прибавил один балл «четырнадцатиугаданным»…
Слава не дождался окончания всех намеченных футбольных баталий. Необходимо было отправляться на очередную церемонию награждения тщеславных дебилов «Меценатами тысячелетий». Ни куда-нибудь, а в «Президент-отель» на Большой Якиманке.
Вышел на «Полянке» и перешёл по подземному переходу к нужному зданию. В конференц-зале уже вовсю «награждались». Знаменитый ведущий любимой телепередачи советских пионеров о добрых зверюшках, рыбках и бесстрашных альбатросах, обаятельно улыбаясь (расчёт Гусельника как раз и строился на всеобщей известности и лучезарности улыбки Николая Николаевича), рассказывал о великом почине и благих делах фонда. Жуликовато мигающий президент сей конторы, восседая в первом ряду, одобрительно кивал. Токарев засветился в параллельном проходе, маякнул Вячеславу, мол, работаем, и сразу исчез.
Слава уселся с краю ближайшего ряда и, размышляя о вечерних футбольных баталиях, принялся «мониторить потенциальных клиентов». За происходящим на сцене следил невнимательно, а зря. Там было на кого посмотреть…
По завершению рассказа о славных традициях меценатства, самих меценатов принялись по списку приглашать из зала. Дело в том, что степени крутизны наград фонда варьировались в зависимости от величины суммы внесённых за них денег. Разного рода «пехоту» из провинциальной глубинки милостиво одаривали серенькими медальками. Такой же участи удосуживались «первоходочники» из тех, кто ещё только присматривался к деятельности фонда и денег, пока, внести не успел. Практика показывала, что последние обязательно приедут на очередное мероприятие, но уже предварительно переведя на счёт Гусельника бюджетные средства.
Более серьёзные медали, под аплодисменты, вручались представителям духовенства, средней руки столичным чиновникам и меценатам, уже неоднократно удостоенным «присуждения» ранее. Эти, отпилив от муниципальных бюджетов последние крохи, искренне удивлялись, всплёскивали ручками и, покраснев от волнения (а может стыда), выбегали на сцену за седьмой или восьмой своей побрякушкой. Затем позировали фотокамерам и улыбались в зал собравшимся родственникам: «Вот ведь, оценила, наконец, Родина!..» «Родина» частенько сам лично надевал на шеи дураков пёстрые ленты.
Ну и, наконец, крупные позолоченные звёзды вешались на грудь либо совсем сбрендившим от скуки олигархам, либо известным чиновникам из правительства. В этом случае аплодисменты не смолкали минут десять, а Гусельник-Родина обязательно выдавливал из левого глаза подобострастную слезу.
Когда президент-фармазон заплакал и правым глазом, Слава не выдержал и, в нарушении всех корпоративных норм, свалил с мероприятия.
Домчал в нетерпении на такси до Одинцова, влетел в квартиру и запустил компьютер…
Оказалось, что по завершению английских и русских матчей, остались только варианты с потенциальной возможностью угадать тринадцать и меньше результатов. К глубокой ночи, в стопке выигрышных карточек, лежали три бумажки с правильно указанными девятью и одна с десятью результатами. Всего, на общую сумму выигрыша – четыреста сорок три рубля одиннадцать копеек…

* * *

Мобила просто разрывалась от навязчивой мелодии любимой рок-группы Андрея «Бивни». Слава, щурясь, посмотрел на часы. Четыре утра. Какого хрена?
Всё ещё пьяный Даничкин, в зале вылета аэропорта Якутска, просто сгорал от нетерпения узнать, где ему забрать выигранные семь с половиной миллионов деревянных.
– Андрюха, остынь, – пробормотал Вячеслав. – Двести двадцать один рубль пятьдесят шесть копеек заберешь у меня по-прилету в Москву, – и отключил сотик.
Бедняга Даничкин, похоже, в тот момент потерял веру в возможность чуда, заказал еще пол литра белой и, при посадке на рейс «Якутск–Хабаровск», упал с третьей ступеньки трапа самолета. Его хабаровские друзья, встретив бесчувственное тело, еще сутки с лишним пытались вывести московского коллегу из состояния жесткого запоя.
Но ровно через неделю Андрей сидел в городе Альметьевске, в чудном ресторанчике «Валентина», и с жаром рассказывал своему татарскому коллеге Талгату Шадаймиеву, как ему не хватило чуточки везения и дара предвиденья, чтобы срубить невероятную кучу бабосов. Рассказывал все это неспроста. Талгат обладал дипломом доктора биоэнергетики и парапсихологии, снимал зубную боль, венцы безбрачия и лечил наивных татарских девушек от бесплодия самым, что ни на есть, естественным путем.
Заинтригованный пылкими Андрюхиными рассказами, Талгат нарезал энное количество крупных бумажных квадратов, на одних написал названия играющих команд, на других обозначил крестик (ничья), единичку (победа первого коллектива) и двоечку (победа второго коллектива). Всю ночь Талгат «грел» руки над квадратами, периодически будил и просил поводить руками супругу, выбегал к огромной альметьевской мечети (экстрасенсы, как любые окультисты, верят в единый абстрактный «высший разум», поэтому, при необходимости, молятся на ту церковь, что поближе. Ближе всего к дому Шадаймиева находилась мечеть), стоя на коленях, просил создателя просветлить его ауру…
В итоге, Талгат правильно угадал два результата из пятнадцати…

* * *

Двенадцать с половиной тысяч проигранных волгоградских рублей были, конечно, не такой уж огромной суммой, но сумму эту теперь предстояло найти.
Токарев прозванивал все известные телефоны, так что приходилось пользоваться зарегистрированной на другого человека сим-картой.
У Вячеслава оставалось тысяч пять-шесть, недостающие планировал занять у знакомых. Сегодня он договорился о встрече с Марком.
Перед выездом из дома включил телевизор. Решил бегло проглядеть спортивные новости. Ведущий комментировал результаты матчей весенней стадии чемпионата страны по хоккею. И заметил, вскользь, что по имеющейся информации, из-за финансовых проблем, основные игроки московского клуба «Крылья советов» объявили забастовку и на сегодняшнюю игру с чемпионом – казанским «АК Барсом» вылетели дублёры – хоккеисты молодёжного состава.
Слава покидал в портфель все обналиченные деньги предоплаты и устремился не к Марку, а к ближайшему отделению «Фаэтона».
Матч начинался через три часа. Коэффициент на победу «барсов» был невелик, но зато максимальная сумма приёма ставки достаточно приличная. И он закинул на победу «первого» всё, что находилось в портфеле – сто двадцать одну тысячу.
Расчёт оказался верным. Молодые пацаны не смогли оказать сопротивления казанским монстрам. Окончательный счёт получился двузначным. На этой операции игрок поднял восемь штук. Не много, по отношению к поставленным деньгам, но зато с минимальным риском. Полезно, знаете ли, иногда включать телевизор…
На следующий день, в одном из кафе на Кутузовском, Токарев получил волгоградские бабки не на свой счёт, а в руки наличными.
– Не понял, это что? – шеф недоумённо приподнял очки. – Я звонил в Волгоград, они несколько дней назад деньги выслали. Откуда у тебя наличка?
– Я другой номер счёта указал, – хмуро и устало открылся Вячеслав.
– Чей номер?
– Свой.
– А если я Гусельнику о твоей самодеятельности расскажу?
– А если я ему о твоей двойной бухгалтерии намекну?
– Понятно… – Степаныч пересчитал рубли, расплатился за кофе и, не говоря больше ни слова, поднялся из-за столика и вышел на улицу.
В целом, на авантюре с тотализатором Слава потерял четыре с небольшим тысячи. Работу в фонде потерял также.

ГЛАВА 3
СОМНЕНИЯ
(До матча «Спартак» – «Зенит» один год, шесть месяцев, девятнадцать дней)

Последующие два года прошли в поисках. В поиске нормального места нормальной работы (поменял пять, преимущественно авантюрно-творческого плана), и поиске оптимальных комбинаций букмекерских пари. Нельзя сказать, что всё время упирался в тупик, наоборот, и там, и там направления поисков разветвлялись и становились всё более запутанными. Хотя насколько многодорожье предпочтительнее тупика?
Слава освоил различные варианты игровых ставок: «экспрессы», «системы», «вилки», зарегистрировал электронные кошельки в различных конторах. Проигрывал не чаще, чем выигрывал. Случалось, порой, на каком-нибудь «экспрессе» с неприличным коэффициентом «10» или «12» поднять сумму личных средств в виртуальном ящике до десятков тысяч рублей. Но в целом финансовый баланс колебался у отметки «чуть ниже нуля»…
Эти «чуть ниже нуля» достали беттора своей запрограммированностью. Только, вроде, фортуна поворачивалась личиком и подмигивала хитрым глазиком, только сумма на кошельке удваивалась или утраивалась, вдруг, ба-бах!.. И опять по новой, до бесконечности…
Как только Слава проигрывал несколько штук на «ординаре», он убеждал себя, что «ординары» это бесперспективно, что ставить крупную сумму на малый коэффициент и по чуть-чуть добавлять в кошелёк – дело неблагодарное. Надо, наоборот, через умножение коэффициентов в «экспрессах», стартовать с малой суммы и пытаться увеличить банк.
Но все попытки подняться со ста рублей непременно заканчивалась в районе полутора тысяч. Снимать штуку, зная, что следующий «экспресс» станет последним? А зачем тогда играть? Десяток раз перевалив через тысячу и следующей ставкой вернувшись к нулю, беттор вновь влюблялся в «ординары».
Десять тысяч, поставленные на «гол во втором тайме» приносили две с половиной тысячи чистой прибыли. Следующая ставка на победу с форой приносила ещё три штуки рублей. Третий «ординар» всё проигрывал…
Специфика пари в Интернете заключается в том, что, в отличие от игры в конторе, всегда присутствует искушение, после расчета ставок, вновь поставить все выигранные виртуальные деньги на новое пари. Если при физических расчётах, пока не получишь всю сумму на руки, не можешь сделать ставку, то в сети ты играешь постоянно. Приводит обычно это искушение к опустошению игрового кошелька. Кошелёк Вячеслава не был исключением…
«Вилки» – это вообще отдельная тема. Устав играть в ноль, наш беттор на одном из форумов узнал о так называемых «вилочниках» – игроках подлавливающих в линиях разных контор взаимозависимые концы одной и той же ставки. Вилочный калькулятор, который рассчитывает размеры профита при противоречивых ставках, Вячеслав скачал из Интернета, а табличку соответствия двойных коэффициентов нарисовал сам. Простейший пример: коэффициент «1,50» там соответствовал «3,00» (в смысле, если поставить на оба, на выходе получится ноль).
Слава просчитал, что если реализовывать одну-единственную пятипроцентную «вилку» в день, в течение месяца вилочный банк, по идее, должен увеличиваться в два с половиной раза. Пусть даже в два, если вилочник берет себе выходные. Чудовищный, вызывающий ужасную зависть у любого беттора прирост! Но великолепные относительные показатели портили слабые абсолютные. Чтобы выигрывать в день хотя бы пятьдесят баксов, надо делать ставки на тысячи. Чтобы выиграть за месяц двадцатью «вилками» тысячу долларов, надо проставиться в двадцати разных конторах на двадцать тысяч американских рублей. Это значит, что придётся осуществить двадцать денежных переводов через различные системы, каждая из которых берет комиссионные, придумать себе двадцать логинов и двадцать паролей. Надо хорошо помнить правила игры в этих двадцати букмекерских конторах (половина на английском). А что делать с конторой, в которой находился проигравший конец? Денег, ведь, там не осталось, и надо перечислять новые, если и дальше есть желание использовать эту контору для «вилок». Значит, деньги надо снять с выигравшего конца и отправить на проигравший. Коды, логины, пароли, курсы валют, проценты за конвертацию, котировки, номера электронных кошельков, два десятка разновалютных счетов в букмекерских конторах всех концов света… В такой обстановке вряд ли удастся обойтись без естественной усушки и утруски денег, а это значит, что от пятипроцентного выигрыша вилочника остается все меньше и меньше. Не говоря уже о том, что некоторые «вилки» на самом деле не «вилки», так как необходимую сумму на один из концов линии поставить просто невозможно. Есть ограничения по максимальной ставке – тоже средство борьбы как с вилочниками, так и с перевесом одного из коромысел линии в самом начале. Контора ведь не любит играть на свои и разрешает крупную и сравнительно крупную ставки только на той стороне линии, где недогруз.
Самая большая неприятность в игре с букмекерскими конторами состояла в том, что деньги отправлялись неизвестно куда. Зарегистрирована, например, контора на Антильских островах, и что ты будешь делать, если букмекер не хочет отдавать вилочнику деньги? Способов не платить у «буков» немало. Словосочетание «возврат ставки» – неприятное, но привычное для вилочника. Один конец «вилки» проиграл, как положено, а тот, что должен был выиграть, не выиграл из-за каких-то технических проблем. Скажем, у разных букмекеров разные алгоритмы действий, если соревнование не окончено. Многие букмекеры позволяют себе записать в правилах возможность не платить выигрыш и вернуть ставку в случае явной технической ошибки в условиях пари. И ведь возвращают! Радостно проставить вилку по коэффициенту «3,20» в тот момент, когда все остальные принимают на то же самое по «2,20», считается у вилочников большой глупостью из-за высокого риска возврата ставки. Бетторы вообще считают, что вилки свыше пяти-шести процентов брать очень рискованно. У Славы был случай, когда русскоязычный букмекер пытался дать возврат, ссылаясь на неверно интерпретированные условия пари. Дело в том, что хитрый «бук» дал неправильную русскую транскрипцию фамилии зарубежной теннисистки.
Последней каплей терпения игрока стала очень приличная – процентов на шесть «вилочка»: чемпионат Франции по футболу – П1-X2. И счета были в обеих конторах примерно по тысяче долларов. Слава был готов ради гарантированных шести процентов обнулить один из счетов. Проблема заключалась в том, что «вилка» была неравномерной – что-то вроде «1,40-4,30». А это значило, что беттор не мог использовать все находящиеся на них средства максимально эффективно: на плечо «1,40» можно было положить много, но на «4,30» – мало, и выиграть удалось бы максимум долларов двадцать – двадцать пять, а не шестьдесят. Два с половиной процента, а не шесть. Больше со ставками на «вилки» Вячеслав не заморачивался.

* * *

– Здравствуйте, Вячеслав Аркадьевич, – седой незнакомец махнул рукой хозяину кафе (а также бармену, повару и официанту в одном лице) и заказал зелёный чай.
– Здравствуйте, – сухо ответил Вячеслав Аркадьевич. Потрескивание тока в полушарии усилилось, а чайки кружили и кричали теперь совсем рядом с павильоном. Точно стервятники…
– Вот, ведь, какое дело, – продолжил мужчина. – Везёт Вам и Вашим партнёрам в последнее время. Причём, везёт там, где должно везти совершенно другим людям. Не справедливо как-то, не справедливо… Не находите?
Слава, конечно, находил, но решил эту свою осведомленность не выказывать. Незнакомец же, не услышав ответа, продолжил так же «дружелюбно».
– Хорошо когда везёт. Кто с этим спорить будет? Вот Вам, молодой человек, вчера очень крупно повезло. Другим людям тоже повезло. Все довольны и счастливы, кроме, конечно, самих конторщиков. Они, я думаю, с лёгкостью, ещё столько же денег отдадут, чтобы ваши схемы прикрыть, – седовласый повернулся к Карпо и поблагодарил последнего за принесённый чайничек с зелёным чаем. Пока ресторатор наливал жидкость в пиалу, незнакомец молчал. Потом опять пригладил рукой волосы и отхлебнул чай. – Мёртвый сезон на носу, не лучшее время для отдыха на побережье. Почему именно из Сочи играли, Вячеслав Аркадьевич?
– Море люблю.
– Я тоже море люблю. И очень не люблю, когда приходится прилетать сюда не на отдых, а для общения с не очень порядочными игроками.
– То есть, со мной? – глупо спросил Слава.
– Вы удивительно догадливы, – поставил пиалу на стол мужчина. – Именно с Вами.
– А в чём заключается моя непорядочность, – коньяк добавил смелости, возможно неуместной. – Вы же сами сказали, что повезло не только мне. Значит, ещё кто-то выиграл?
– Конечно, только другие игроки немало усилий приложили, для этого выигрыша. Провели предварительную работу, вложили солидные средства, зарядили нужных исполнителей. И заработали заслуженные дивиденды. Вы же просто сняли банк. Чужой банк.
– Угадал.
– Неужели? А мне кажется, это называется по-другому.
– Как же?
– Украл. Или точнее скрысил.
– Насколько мне известно, крыса ворует у своих.
– Ну, если бы Вы были в теме и использовали общие игровые данные в собственных корыстных интересах, я бы с Вами здесь вообще не разговаривал. Разумеется, Вам кто-то сливает информацию. И я хочу знать, кто?
– Извините, как Вас зовут? – повертев пол минуты бокал, Слава поставил его на место.
– Юрий Моисеевич.
– Насколько я понял, Вы, Юрий Моисеевич, не представляете интересы букмекерских контор, так ведь?
– Допустим, так.
– В результате вчерашней игры Вы или Ваши партнёры без проблем получили запланированные дивиденды. Ровно столько, сколько можно было поднять на текущем коэффициенте. И моя игра никак не повлияла на ваш выигрыш. Правильно?
– Не совсем. Она не повлияла по причине несовпадения ставок. Вы играли в он-лайне и после Ваших лайвовых загрузов многие конторы просто сняли данную линию. А другие резко пересчитали коэффициенты в сторону понижения котировок «второго». В результате, «первый» и «второй» фактически уравнялись в кэфах. А теперь представьте ситуацию, Вячеслав Аркадьевич, при которой Ваши демпинговые штучки лишили бы законной прибыли других участников пари. Кто бы вернул честным игрокам их деньги? Вы?
– Если ставки не совпали, значит, никто не воровал информацию? Если все получили свои деньги, проблема аннулирована. Зачем гадать, что было бы если бы?.. – Слава привёл доводы без особой надежды убедить собеседника. Но надо же было что-то говорить?
– Ставки не совпали, но Вы умудрились поднять банк в несколько раз больше, чем те, кто всё организовал, – Юрий Моисеевич занервничал, чем ещё больше накалил обстановку. – Как я уже заметил ранее, это, по крайней мере, несправедливо. Не обладая информацией, игрок никогда не сделает подобную ставку. Это даже не риск, а бессмысленный фарс. А Вы, Вячеслав Аркадьевич, на дурака не похожи.
Краем глаза Слава обнаружил какое-то движение справа от кафе. К пирсу подходило ещё несколько мужчин. Так как на курортников ни те, кто сидел рядом с беттором, ни те, кто шёл по направлению к постройке Карпо, не походили, Слава затосковал ещё больше. Чайки теперь пикировали прямо на посетителей заведения и орали при этом точно сверхзвуковые бомбардировщики. Седовласый, тем временем, заканчивал речь.
– Следовательно, информация у Вас имелась заранее. И кто Вам её передал, мы обязательно выясним. Хотите, Вы этого или нет… – мужчина осёкся на полуслове и повернулся в сторону подошедших. Его охранники так же встали со своих мест.
«Этих» было пятеро. Мужчина лет сорока пяти улыбнулся седовласому точно старому знакомому и также без разрешения присел за столик.
– Рад Вас видеть живым и гладковыбритым, Юрий Моисеевич. Каким ветром в такую пору занесло на черноморское побережье?
– Да тем же ветром, что и Вас, Константин Николаевич, – не совсем приветливо ответил Моисеевич. – Догадываюсь, что интерес у нас один.
– Вот и хорошо. Предлагаю посидеть, потолковать о наших общих интересах. А Вячеслав Аркадьевич пусть идёт в гостиницу соберёт вещи. Ему скоро вылетать в Москву, – и, повернувшись к беттору, «новенький» кивнул головой и произнёс тоном, не терпящим возражений. – Идите, Слава.
На попытку рассчитаться за коньяк и кофе Константин Николаевич отреагировал также довольно забавно.
– Не надо, не надо, нас сегодня Юрий Моисеевич угощает (надо было видеть при этом угрюмое выражение лица седовласого). До встречи…

* * *

После различных игровых мытарств беттор остановился на линиях, отмеченных специальной звёздочкой и принимающих ставки только в формате «ординара». То есть те матчи, в спортивной составляющей которых у «буков» были большие сомнения. На так называемых «договорняках».
В принципе, любое дерби любых кавказских команд почти всегда отмечалось звёздочкой. Ну, зачем рисковать, биться на поле, если можно поделить по три очка в начале и конце сезона? Букмекеры такие «интересные» матчи отслеживали и резонно страховались. Помимо одинарной ставки, существенно снижался коэффициент на «первого» и устанавливалась небольшая максимальная планка приёма денег. Хотя, зачастую, конторы в случае с кавказцами просто перестраховывались. Так, на всякий случай…
Матч, на который обратил внимание игрок, ещё среди недели ничем не выделялся в общей «линии» очередного тура российского чемпионата. Ни о каком «кавказском дерби» речи не шло. Самарские «Крылья Советов» играли с одним из столичных клубов. Примерно равные по силе и мотивированности команды. Коэффициенты также были схожими, по два с половиной на победу каждого из участников. Однако за день до игры приоритеты букмекеров резко поменялись. На победу Самары коэффициенты упали до «1.42», а на москвичей, неожиданно, поднялись до «7.3», при «четвёрочке» ничейного исхода. «Буки» тут же пометили «странный» матч звёздочкой.
Слава бросился собирать сведения на различных игровых и спортивных форумах и выяснил, что игру москвичи «продали с потрохами». Там и сям в Интернете висела инфа о «стопроцентном верняке» и советы, как лучше всего подняться на «Крыльях». Беттор решил рискнуть…
На всех кошельках в совокупности оставалось от силы полштуки гринов. И только две конторы оставили линии на эту игру. Беттор снял средства с тех ящиков (имеющих представительства в столичном регионе), где оставалось хоть что-то существенное, и перечислил всё на один кошелёк. Но что такое для большой игры пятьсот баксов?
Слава принялся обзванивать всех знакомых и собирать по мелочам кто сколько даст. За день собрал ещё тридцать тысяч рублей. Вечером вернулась с работы Светлана.
Игрок знал о том, что жена откладывает с зарплаты деньги на покупку какой-то, только женщинам понятной, вещи. Знал он также, как она относится к его букмекерским забавам. Поэтому решил зайти издалека…
– Свет, а Свет?.. Мне по дешёвке товар предложили, можно на перепродаже навариться. Я собрал сорок штук (он показал для верности деньги), не хватает столько же. Займи, тебя тоже в долю возьму.
Уговоры продолжались часа два. Про какие такие редкие медикаменты (не имеющие ничего общего с наркотиками) для качков плёл муж, не вспомнит сейчас даже он сам. Но восемьдесят тысяч следующим утром всё-таки лежали на личном счету Вячеслава.
Целый день он котом крутился вокруг супруги, угождая каждой её прихоти, а после обеда, как бы случайно, пригласил Свету на матч.
– Кто играет? – удивилась та. – Ты же за ЦСКА болеешь?
– Наши завтра только рубятся, к тому же на выезде, а там стадиончик уютный, народу не много ходит. Москвичи два тура подряд домашние матчи проводят, если понравится, через неделю на игру с «Лучом» сходим. К тому же Гинер хочет у Самары нападающего прикупить, вот и оценим пацана. Чего дома сидеть? Погода вон какая хорошая. Разве мы часто куда-то вместе ходим? Пошли?!
День был действительно чудесный. Теплый, весенний. Народ неспешно заполнял трибуны старого столичного стадиона. Две трети мест, как и предполагал Слава, оказались пустующими. Если всё пройдёт так, как пророчили «знатоки и специалисты» на различных форумах, чистый выигрыш составит тридцать три с половиной тысячи. Невесть какой подъём, если учесть, что поставлено в два с лишним раза больше, но всё-таки…
В первом тайме игра была никакой. Футболисты обеих команд просто катали мячик по полю. Зрители засыпали, а беттор даже проникся рассказом жены о неудачной «клиентской базе»… В конце тайма Светлана вспомнила о Гинере.
– И кого здесь можно просматривать, все пешком по полю ходят? Покажи того нападающего, которого ваш президент купить хочет.
– Да вон он! – Слава ткнул пальцем в первого попавшегося на глаза игрока в голубой форме.
– Вот этого высокого? – недоверчиво вгляделась в лысого защитника самарцев, белого южноафриканца Бута, женщина. – Номер у него ни как у нападающего, – она несколько минут следила за действиями игрока. – Да нет, он середину поля даже не переходит. Точно не нападающий. Или совсем вялый нападающий.
– Ещё не разыгрался пока. Он головой мячи забивает постоянно. При розыгрыше стандартов. Сегодня, я чувствую, тоже забьёт.
– Да? А фамилия Бут – русская разве? Или он легионер?
– Немец, – опять соврал муж. – Русский немец…
До конца первой половины встречи ни «русский немец», ни кто другой ничего опасного у ворот столичного клуба не создали. Оставалось надеяться, что на второй тайм самарцы выйдут более нацеленными на атаку.
Но и во втором тайме продолжилась вялая, неспешная игра. Как раз та игра, под которую комментаторы придумали определение «до первого гола». Хорошо бы до гола «Крыльев Советов».
Самарцы действительно нанесли несколько неплохих ударов по воротам хозяев, но вратарь москвичей был надёжен.
Минут за пятнадцать до конца встречи произошёл спорный эпизод в штрафной гостей. Мяч попал в локоть игроку волжан. Умышленная была игра рукой или нет, решать предстояло судье. Слава напрягся. Пенальти в концовке игры никак не входил в планы беттора. Но непоправимое случилось. Арбитр указал на точку.
– Тфу, блин, – в сердцах сплюнул под ноги Вячеслав. – Да какой там пенальти?!
– Ты что, за «Крылья» болеешь? – Светлана вместе со всеми зрителями, наоборот, очень воодушевлённо восприняла решение арбитра.
– Я за честную игру болею, – процедил сквозь зубы игрок.
Далее произошло вовсе из ряда вон выходящее событие. Вратарь хозяев прибежал из своей штрафной и чуть ли не силой отобрал мяч у собравшегося пробивать пендель нападающего собственной команды. Слава увидел в этом добрый знак. Видимо, голкипер был в курсе «расклада» и не хотел незапланированного гола в ворота соперника. Он немного расслабился.
Вратарь установил мяч на точку, как следует разбежался и что есть силы засадил снаряд в угол ворот «Крыльев Советов». Трибуны ликовали и восторженно аплодировали подвигу голкипера. Жена стоя хлопала в ладоши. Только беттор не проявлял эмоций и угрюмо смотрел в сторону от футбольной поляны. Ему всё было понятно. Никаким договорняком и не пахло. «Буки» просто развели «лохов». Или не «буки»…
Концовку встречи Вячеслав досматривал отстранённо и словно в замедленном фильме. За минуту до окончания встречи он во всём признался супруге.
Света от неожиданности побелела, открыла рот, чтобы что-то ответить, но ничего не ответила, молча встала и, не дожидаясь финального свистка, ушла со стадиона.
Трибуну Слава покидал последним…
Домой не поехал. Просто бродил по улицам столицы и рассеяно отвечал на звонки вчерашних кредиторов. Большинство утешали…
Совсем поздно позвонил Марк. Этот денег не дал и теперь находился в весёлом расположение духа. Шутил и прикалывался.
– Значит, говоришь, на Самару три штуки нагрузил?
– Восемьдесят русских.
– А почему именно на «Крылья»? С чего такое доверие провинциальному клубу? Коэффициент большой был?
– Нет, наоборот маленький. Потому и нагрузил.
– Думал, договорняк?
– Думал…
– А почему со мной не посоветовался? А-то: «Дай денег, я ставку хорошую нарыл…» Спросил бы, что да как? У меня на бирже подобный расклад нормальное явление. Постоянно кто-то котировки одной валюты по отношению к другой повышает или понижает. И потом на этих перепадах все торги держатся. Одни навариваются по крупному, другие пролетают. Букмекерские конторы – это те же биржи. Такой же виртуальный воздух прогоняется. И если на одном конце много, а на другом мало, это не факт, что второй обязательно выиграет. Зри в корень. Понял?..
– Понял, – нихрена не понял Вячеслав.
– Другой раз советуйся, прежде чем бабло проигрывать. Я плохого не подскажу. Столько лет на бирже играю, это не ваши «буковские» игрульки.
– Хорошо.
– Дня через три, если желание останется, познакомлю тебя с человеком, который подробнее о сегодняшней игре расскажет. Лады?
– Что за человек?
– Увидишь, – заинтриговал брокер.
– Ну, познакомь…
Убрал телефон в карман и поплёлся в неизвестном направлении по тротуару. А зачем ему вообще о сегодняшней игре какие-то подробности знать? Деньги-то проигранные всё равно не вернёшь. Н-да…
Света так и не позвонила.

ГЛАВА 4
ВРАТАРЬ СЕРЁГА
(До матча «Спартак» – «Зенит» один год, шесть месяцев, четырнадцать дней)

Марк не обманул. В среду он действительно отзвонился.
– Привет, теоретик, всё ещё переживаешь?
– Нет, – Вячеславу надоело и в жилетки радушно подставленные плакаться, и перед женой оправдываться. – Ты так всё грамотно по шкафчикам разложил. Какой смысл теперь переживать? Сам дурак.
– Ладно, подтягивайся сегодня часам к семи в «Корчму» на Цветном бульваре. Познакомлю тебя с твоим обидчиком.
– С каким обидчиком?
– С Чилавертом, – загоготал биржевой брокер и следом за эхом дебильного смеха швырнул в проигравшего не менее дебильные короткие гудки.
А всё-таки на душе коты писают. Вонючие коты. Котяры. Казалось бы, кто виноват? Ну, поставь ты, как любой нормальный болела, на московскую команду хотя бы «1Х». Тем более идут ровно, в таблице в первой десятке, домашние матчи уверенно проводят. Нет, на «Крылья» поставил, какого-то хрена. Предчувствие подсказало. Пред-чув-ствие!!! Пророк, мля… Чилаверт, кстати, экстравагантностью своей славился и тем, что частенько пенальти пробивал. Вот и в печально закончившемся (для Вячеслава) действии голкипер с точки забил. С вратарём, что ли, он его хочет познакомить? С ….ым?
Посчитал оставшуюся наличность. Хватит только кофе попить. И водки понюхать. И на закуску поглазеть, которую брокер с Чилавертом вкушать будут, да над дураком подтрунивать. Значит, пойду нахаляву. Пусть Марк Яковлевич платит. У него денег дохрена. Он с «буками» не играет… Или играет?..
Вечером доехал на метро до назначенной станции и долго искал «Корчму». Брокер по телефону объяснял направление, но он-то лет десять последних в подземку не спускался. Пришлось сначала дорогу отыскать, по которой Марка привезли, а уж потом сам кабак.
В банкетке, кроме приглашавшего, за столом действительно находились сам …ов, его жена, родной брат и маленький сын. Сказку о спортивном режиме известный вратарь видимо не читал. Или не верил в эту сказку, потому как залихватски употреблял водочку.
– Слава, привет! – протянул руку брокер. – Познакомься, Сергей, Саша, Марина, а вон с сотиком крутым твой тёзка – будущий знаменитый футболист бегает. Что пить будешь?
– То же и так же, – поздоровался с каждым, включая тёзку – будущую звезду российского и мирового футбола. – Я, так понял, сижу в компании с «русским Чилавертом»? Был в выходные на матче, где ты пенальти Самаре вколотил.
– Да? И как тебя занесло на эту игру? За «Крылья» что ли болеешь?- Сергею польстило сравнение с парагвайским вратарём, хотя пресса давно этот ярлык приклеила. К точке он подходил частенько.
– Слава за ЦСКА болеет, – Марк разлил по рюмкам. – Просто он на Самару в том матче нагрузил, а ты своим пенделем ему финансовый кризис устроил.
– Бывает, – скромно улыбнулся вратарь и залил в рот содержимое рюмки. – А почему на Самару?
– Ну, если бы ты за армейцев вышел, я бы не ставил. Против своих принципиально не играю. А тут внутренний голос подсказал, что твоя команда сольёт. Да и внешние тоже, некоторые…
– Слышал я эти разговоры, – откинулся на спинку стула Сергей. – Потому и пошёл бить сам. Мало ли что…
– Значит, спасибо тебе за крушение великой русской мечты – «разбогатеть быстро и нахаляву», – Вячеслав кисло улыбнулся и выпил водку.
– Просто Серёга, когда увидел, что коэффициенты на «Крылья» у букмекеров упали, нагрузил на своих. Вот ваши интересы и не совпали, – брокер хитро подмигнул и повернулся к «Чилаверту». – Слава – надёжный пацан, ему можно доверять. Да и пострадал от тебя нехило.
– А ты на кого ставил? – решил спросить Марка в лоб.
– Я? На москвичей с форой.
– С единичкой?
– Ну…
– Подстраховался, всё-таки. Значит, не до конца уверен был в победе?
– Так Серёга и тот не до конца уверен был, – развёл руки в стороны брокер и опять обратился к вратарю. – Расскажи ему, как дело было.
Но Сергей раскрылся не сразу. Осторожничал. И лишь хорошенько поддав, спустя часа полтора, вернулся к интересовавшей Вячеслава теме.
– В принципе, ещё за три дня до матча, наши шансы оценивались как равные. Где-то по «2.5». А в пятницу вечером, гляжу, уже на них «1.42», а на нас аж «7.3». Опа-на, думаю, кто-то Самару конкретно грузит. Почему я ничего не знаю? Начал аккуратно наших прозванивать, никто ни слухом, ни духом. Ну а легионерам в душу не залезешь. Решил рискнуть, на поле, если что, выяснится, в какой норе крыса завелась. По любому, если я не в курсе, значит защитники при деле должны быть, но парни в несознанке. Вдруг, думаю, кто-то специально дезу букмекерам слил? Накануне игры Сашке маякнул, – вратарь приобнял родного брата, – и он с разных ящиков по несколько «ординаров» на единичку поставил. С коэффициентом «7.3». Не хило? Марк вон, на всякий случай, с форой «ординары» загрузил. Коэффициент поменьше, зато надёжнее.
– У меня работа такая, до минимума риск сводить, – брокер налегал на морепродукты.
– В первом тайме работы немного, в принципе, было, – продолжил «русский Чилаверт». – Я всё переживал, что судья пендель выдумает. Но он особо в нашу сторону не свистел. Когда убивают, по другому судят. Наши, правда, в нападении тоже ничего не показали, но я в начале игры больше про оборону думал. Во втором тайме Самара пробила пару раз неплохо, я на угол перевёл. Затем судья штрафной свистнул, в пяти метрах от линии. Они разыграли отвратительно. В моей штрафной всё ровно, только и в их ворота мяч особо не идёт. До конца пятнадцать минут, наши заморские «звёзды» забивать явно не спешат. Я волнуюсь, деньги горят. И тут наш мачо латиноамериканский попадает в руку их «Антонио Бандерасу» или «Уго Чавесу». Судья, при всём желании, не мог не увидеть. Свистит точку. Наш мачо идёт пробивать, я бегом от своих ворот через всё поле, забираю у него мяч силой. Тот в обижуху, но мне уже плевать, не до личных отношений. Я знал, что мой коллега будет до последнего стоять на линии, выжидать, поэтому пробил на силу в угол. А потом «домой» и сам себе говорю: «Теперь только если замертво упаду, пропущу!» Так и выиграли 1:0…
– А я повёлся на изменения в «линии», – Слава угрюмо выслушал откровения …ова. Водка его не цепляла. – Как же «буки» купились?
– Там тоже не святые работают, – резонно заметил Марк. – Да и откуда они знать могли, что Серёге их выкладки не по нутру придутся?
– Может быть, кто-то специально сначала на Самару нагрузил, а потом, после изменения в «линии», на нас? – подхватил вратарь. – Это мы по мелочёвке размениваемся. Есть игроки посерьёзнее. Ладно, заиграли момент…
– Расскажи, Слава, Сергею историю о том, как ты кино снимал, – у брокера настроение, наоборот, было приподнятым. – В Сибири, где-то, кажется?
– В Хакассии, при Горбачёве еще, – начал без особого энтузиазма. – Мы видик с телевизором по деревням возили. Вечерами в клубах кассету боевика какого-нибудь с Брюсом-Ли вставляли. Только кино хакасов мало интересовало. Днём мы их на камеру снимали, а после сеанса они повторно деньги платили, чтобы себя посмотреть. Бывало, фильм даже не крутили, сразу снятое за день начинали показывать. Всех их гусей-уток, коров, поросят, дедушек и девушек. Смотрят, смеются, пальцами тычут в телевизор. Потом на повторный ночной сеанс по двойному тарифу уговаривают. И опять, смотрят, смеются, пальцами тычут. Бабло с благодарной аудитории собирали, помнится, мешками, – и, дождавшись, когда собеседники таким же хакасским смехом отреагируют на рассказ, задал вопрос Сергею. – Ты в субботу на победу своей команды поставил. А на поражение случалось грузить?
– А это уже вопрос нетактичный, – достаточно серьёзно отреагировал вратарь. – Одно дело, когда ты костьми ложишься, чтобы победить, и заработать на этом, другое, когда сливаешь. Подставляешь команду, тренера, президента клуба, но больше всего себя. Так стоит ли того куш сиюминутный? – он отхлебнул из рюмки, но не до дна. Пить спортсмен умел. – Другое дело, мяч пропустить, когда команда выигрывает, и когда этот мяч ничего не решает. Коэффициент на забитый соперником гол частенько не маленький. Особенно во встречах с аутсайдерами. Так кому от того плохо будет, если выиграем не 3:0, а 3:1, например?
– А какой коэффициент на гол дальневосточников против ваших в ближайшем туре «буки» выставили? – мозги заработали, а калькулятор в голове принялся привычно умножать и делить виртуальную прибыль.
– Быстро сечёт, – подмигнул вратарь брокеру и кивнул брату. – Глянь, Саня.
Младший «Чилаверт» покопался в смартфоне и нашёл нужную «линию».
– «1.65» на гол «Луча».
– Нормальный коэффициент, – трезвым голосом заключил вратарь. – Шестьсот пятьдесят тысяч с лимона. Гол-то пропустить дело нехитрое. Главное, чтобы наши хотя бы парочку набросали. А это уже сложнее…
– А если ваши забьют эту парочку, каков шанс что мяч в твоих воротах всё же окажется?
Серёга заулыбался, а следом за ним все присутствующие.
– Шансов, Слава, никто никому не даст. Что да как, думай и решай сам… Пора нам баиньки. Иногда спать надо ложиться в соответствии с теоретической базой поддержания спортивного режима. Был рад познакомиться.
Всё семейство поднялось со своих мест и направилось к выходу. Марк проводил их до дверей, а когда вернулся, молча уселся на стул и долго ковырялся вилкой в рыбе.
– Ты слишком дословно всё не воспринимай. А-то побежишь завтра на гол в Серегины ворота ставить. Он, конечно, может пропустить, – брокер опять замолчал. – А может не пропустить. Я его давно знаю. Разное случалось. Так что, не бери в голову.
– Мне уже ставить нечего. Всё проставил, что мог. Если только ты займёшь?
– Ага, щас… Потом я козлом окажусь, а ты должен по жизни останешься. Наливай по крайней, и не ведись на слова. Ты уже недавно сделал ставку…
– Нет у меня денег, успокойся. Да и забыл я уже, о чём Серёга говорил…

* * *

Самым сложным делом представлялось найти достаточно солидную сумму денег для «ординара». После проигрыша восьмидесяти тысяч о букмекерах лучше было никому не заикаться. Вторая проблема заключалась в сокрытии информации от Светланы. Кондратий жену бы схватил уже от самой постановки вопроса:
– Надо бы денег занять, любимая…
– Чтобы долги вернуть, милый?
– Нет, чтобы опять поставить…
И, как замечательный финал остроумной комбинации, неминуемый развод. Вот…
Вячеслав ехал на «Улицу 1905 года», в офис к единственному, наверное, оставшемуся в Москве человеку, не осведомлённому о его «пагубных страстях». Директору крупного предприятия – Виталию. Одно время игрок работал у него в компании – производителе пиратских СД и ДВД дисков, «отбеливателем». То есть, собирал вполне реальные «белые», официальные сборники, составляющие в массе своей один процент от общего вала «пиратки», но при этом облагавшиеся тоннами грамотно составленных юридических документов. Все эти пачки авторских договоров торжественно предъявлялись инспектирующим органам в качестве обоснованности законности выпускаемой на заводе продукции. Остальную работу довершали дотошные юристы и отлаженная система откатов. Пиратский бизнес, несмотря на многочисленные телепрограммы, рапортующие о победах силовиков над производителями контрафакта, в России процветал.
В такую структуру без надлежащей рекомендации устроиться было невозможно. Слава получил её от ещё одного бизнесмена, президента «культурного фонда», в котором работала Света. Фонд выуживал деньги из инвесторов не шибко раскрученных поп-коллективов, обещая последним PR-поддержку. Собирал СД-сборники, выпускал их у Виталия, рассылал по региональным радиостанциям и «проводил мониторинг ротации треков». Короче, пудрил певцам, певичкам и их продюсерам мозги, что не мешало фонду снимать шикарный офис на шестнадцатом этаже в гостинице «Международная» и безбедно существовать. Руководитель фонда Стас Белых и помог Вячеславу устроиться «отбеливателем».
Слава сразу же развил бурную деятельность. Договорившись с Белых об «оказании совместной помощи начинающим артистам», он, при поддержке штатного юриста компании, принялся составлять многочисленные «договоры об авторских и смежных правах» с жаждущими признания исполнителями. Составлял пёстрые сборники. За небольшие откаты менеджерам компаний дистрибьюторов пристраивал эти сборники в реализацию. Выхлопа хватало только, чтобы окупить затраты, но нужное движение создавалось. Пачками договоров с малоизвестными артистами, прикрывалась многомиллионная масса действительно ходовой пиратской продукции. Виталий был доволен, и разрыв отношений произошёл скорее из-за излишней осторожности его компаньона Аслана. Впрочем, разрыв этот был безболезненным для обеих сторон.
Теперь Слава надеялся перехватить у своего бывшего работодателя полсотни для ставки. В том, что Виталий деньги займёт, он не сомневался. Сомнения закрадывались с другого фланга: «насколько можно было доверять вратарю?» И что означали слова Марка о том, что «разное случалось?»
Может он не пропустить? Наверное, да. Но если выгорает возможность дополнительного заработка, почему Сергею её не использовать? Для начала, необходимо, чтобы столичная команда забила сама и, желательно, не один раз. Тогда вратарю будет легче «раскрыться». Есть шанс, что нападающие поразят ворота не хватающей звёзд с неба дальневосточной команды? Есть…
А есть шанс, что форварды «Луча-Энергии» не нанесут ни одного удара в створ москвичей? Сам же себе Сергей не занесёт? Тоже есть. И всё же…
Виталий играл в Интернете в нарды. Он всегда в них играл.
– А, привет! На работу пришёл устраиваться? – видимо соотношение сил складывалось в его пользу, и настроение было радужное.
– Ты же меня назад не примешь, – уселся напротив Слава.
– А чего тогда припёрся? – дружелюбно поинтересовался пират.
– Дело есть.
– Говори, – не отрываясь от монитора, выразил готовность к диалогу хозяин кабинета.
– Хочешь заработать пять штук, ничего не делая, за два дня?
– Тф… – пожал плечами Виталий. Для него это была не существенная сумма.
– Выручи, пятьдесят кусков нужны на пару дней. Делюга подвернулась стопудовая. Отдам в понедельник пятьдесят пять. Ты ведь меня знаешь, я никогда не подводил, – подумал секунду и добавил. – Пятьдесят семь.
Пират молча следил за монитором, ничего не отвечая. Затем процедил.
– Когда деньги нужны?
– Крайняк завтра к вечеру. В воскресенье в течение дня дельту заберу. В понедельник с утра у тебя здесь. И лучше сразу русскими, если можно…
– Что за дело хоть?
– В понедельник всё расскажу. Правда…
Виталий развернулся на кресле, открыл сейф и отсчитал пачки с долларами.
– Держи, рублей сейчас нет в наличии, – и опять уставился в монитор.
– Ладно, поменяю… – сложил баксы в портфель и встал со стула. – В понедельник верну, – и, не дождавшись ответа, вышел вон.

* * *

Пятьдесят тысяч американских были превращены в миллион двести пятьдесят тысяч российских в ближайшем отделении Сбербанка. Славу мало интересовал курс, более важным фактором являлась надёжность обменника. Помня о том, что здесь же на «1905 года» в продовольственном магазинчике его дважды в течение недели пытались обуть на прилипающих к стенкам тысячных купюрах, выбрал солидное государственное учреждение. Теперь надо было грамотно разложить деньги по игровым кошелькам.
Счета были открыты в различных конторах, но наиболее солидной репутацией пользовался «Фаэтон». Туда Вячеслав и решил загрузить всю сумму. Однако, зная, что по корпоративным правилам компании выплата выигрыша на сумму свыше полусотни тысяч рублей могла затянуться на пару дней, а долг Виталию нужно было отдавать в понедельник, решил посоветоваться с Ириной – кассиром Одинцовского отделения.
Очередь не выходила за размеры ежедневной. Несколько кавказцев с умопомрачительными «экспрессами» по двадцатке, знакомый мент, завсегдатай заведения, в гражданке… Вячеслав дождался, когда народ разойдётся, и поздоровался с девушкой.
– Привет, Ирина, хорошо выглядишь сегодня.
Слава частенько с выигрыша более десятки, как положено, оставлял ей пятьсот рублей или штуку. Кассиры «порядочных» клиентов всегда помнят и обслуживают их с повышенной доброжелательностью. Вот и у Ирины он был на особом счету.
– Здравствуйте, здравствуйте. Не повезло в прошлый раз?
– Бывает, – изобразил на лице разочарование. – Дай «линию» свежую.
Коэффициент на «второй забьёт» был уже «1.58». Падает. Надо торопиться. Пока деньги загрузятся на кошелёк, пока беттор доберётся до домашнего компа, пока сделает ставку, коэффициент упадёт ещё. Решил грузить прямо в конторе.
– Посмотри, какой максимум по пятому «второй забьёт»?
– Сто тринадцать тысяч, – быстро отреагировала девушка.
– На одиннадцать «ординаров» сколько денег надо?
– На текущее событие? – она удивлённо посмотрела на игрока и покачала головой. – Не пройдут одиннадцать «ординаров». Уже на втором максимум значительно опустится, а по третьему так вообще тысячи три сможете поставить, не больше.
– И что делать?
– Не знаю. Грузить в других отделениях или в конторах-конкурентках.
– А с этой ставки, до понедельника отдадут весь выигрыш?
– Я узнаю. По идее, должны быстро отдать. До Москвы-то не далеко.
Игрок вытянул из пачки сто тринадцать тысяч, остальные бросил в портфель.
– Ладно, оформляй.
Кассир не заставила себя долго ждать. Прикрепила чек к бумажному квитку и протянула клиенту. Слава положил на край кассы тысячу.
– Это тебе. Если бы приняла десять-одиннадцать «ординаров» по максимуму, получила бы в столько же раз больше. А так придётся с другими девчонками делиться. Отзвонишься, когда выигрыш привезут? Телефон мой знаешь.
– Позвоню, – девушка забрала «свою долю». – Я буду связь поддерживать с Москвой, как только инкассаторы сумму повезут, сообщу Вам.
– Тебе, а не Вам.
– Тебе, – улыбнулась Ира. И как-то нехорошо подвела черту. – Только ведь ещё выиграть надо…
Вышел на улицу и вдруг почувствовал, как по лицу, спине, животу и вообще всему телу струится противный холодный пот. Запрыгнул в машину и устремился по «можайке» в Кунцево, а потом в Фили, к ближайшим отделениям букмекерских контор.

* * *

Не поехал на стадион. Включил НТВ+ и смотрел, начиная с обеда, все матчи подряд. «Нужная» игра начиналась в шесть вечера. Светлана на кухне готовила ужин, и периодически звала помочь. То мясо перекрутить, то лук порезать. Слава механически делал, что от него требовала супруга, и опять плюхался в кресло смотреть очередной матч.
Минут за двадцать до начала ожидаемой игры, Света, как любая жена футбольного фаната, вспомнила, что они собирались на рынок за овощами.
– Какой нахрен рынок?! – враз выплеснул весь, накопленный и прятавшийся в глубинах эмоциональной заторможенности негатив. – Сейчас игра важная, а ты своими помидорами всю плешь проела!
– Что значит важная? Для кого важная?- сразу заподозрила неладное Светлана. – Ты что, опять ставки делал?
– Какие, блин, ставки?! Я что в субботу посмотреть футбол не могу спокойно?
– Да ты целый день только и делаешь, что смотришь.
– Я целый день лук твой режу. Дай хоть во время этого матча у телевизора посидеть.
– Какого матча? Какого? С кем? С «Лучом–Энергией»?! Да ты издеваешься надо мной? Поставил, значит?
– На кого я поставил? У меня денег сто рублей осталось.
– Подключи Интернет, покажи, – потребовала жена.
Чертыхаясь, Слава включил ноутбук и вошёл в «кошелёк». Свежих ставок там не было. В балансе значились четыре рубля, шестьдесят две копейки.
– Убедилась?
– А другие кошельки?
– Какие другие? Чего пристала?! Вали на свой рынок!
– Ты обещал вместе со мной пойти!
– Днём обещал, так ты дотянула до вечера…
Закончилось всё слезами Светланы, но своего мужик добился – выпроводил жену из дому, а сам остался перед телевизором.
Шла вторая минута матча. Серёга деловито покрикивал на своих защитников. Комментатор объявлял составы. Славу опять бросило в пот. Минут десять он пытался успокоиться и сосредоточиться на ходе игры. Куда там. И тут начала звонить Светлана…
– Мне плохо, я не знаю что выбрать… – обычные, но сейчас совершенно неуместные женские штучки.
Серёга, между тем, отразил несильный удар по центру ворот. Сотик выпал из рук и запрыгал по полу. Слава схватил его, не отрываясь от экрана и, надавив красную кнопку, отключился от внешнего мира.
На двадцать третьей минуте тот самый «латиноамериканский мачо» вышел один на один с вратарём соперника и с убойной позиции пробил выше ворот. Вячеслав пнул ногой стул, схватил пачку сигарет и вышел на балкон.
Если они так будут мазать, Сергей конечно же не пропустит. До конца тайма минут двадцать. Момент хороший запороли. Сколько ещё таких моментов будет впереди? И будут ли вообще? Может выключить телевизор и включить ближе к концу матча, когда какая-то ясность наступит? А что делать всё это время? Из угла в угол бродить по квартире? Стулья пинать? А ещё сейчас Светка вернётся. Эх!..
Послал окурок щелчком вниз и вернулся в комнату. Бросил взгляд в сторону телевизора. И…
И лучик света пробежал по стене. И с портрета улыбнулся нарисованный Светланой кот Макар. И опять холодный пот, но теперь пот облегчения и спокойствия. И воробьи за окном орут классные песняки. А где Светка-то? Надо мобилу включить, а то волноваться будет… Нет, надо догнать её и помочь, помочь, любимой жене моей. Единственной, родной!.. Емать колотить!!!
На экране горели цифры 0:1 в пользу записного аутсайдера, ненавидимого всей Премьер-лигой из-за многочасовых перелётов во Владивосток, клуба с самого что ни наесть Дальнего-придальнего Востока – «Луча–Энергии»!
Вот это да! Вот это сделал! Бросился к монитору ноутбука, а вдруг ошибка в телевизоре, хотя как такое возможно, но вдруг ошибка?! Нет, гол на двадцать пятой минуте. Сразу пропал всяческий интерес к текущим событиям матча. Оделся, выбежал из дому и всё-таки нашёл жену на рынке. Забежал до этого в контору «Фаэтона», благо рядом с рынком находится и, обрадовав Ирину, попросил сообщать о передвижениях ЕГО денег! Всё, можно расслабиться…
Не спеша, прогулочным шагом, дошли со Светланой до дома. Поднялись на лифте. Слава разложил все купленные овощи и фрукты на кухне и лишь после этого включил телевизор.
Шла восемьдесят восьмая минута матча. Столичная команда выигрывала со счётом 2:1. «Русский Чилаверт» привычно покрикивал на защитников…

* * *

Деньги в нужном количестве снял в Одинцовском «Фаэтоне» в понедельник. Вячеслав позвонил Виталию, успокоил того, пожаловался на пробки и отправился в путь по всем загруженным конторам получать выигрыш.
С поставленного миллиона двести сорока трёх тысяч получил миллион девятьсот шестьдесят три тысячи девятьсот сорок рублей. Семьсот двадцать тысяч девятьсот сорок – чистыми. А сколько интересно поднял Серёга? Или он не специально пропустил? Слава пересмотрел потом повторы забитых голов и не нашёл каких-то лукавых действий со стороны вратаря. Удар был сильным. Серёга прыгнул, дотянулся кончиками пальцев, но мяч скользнул в угол. Хотя, какая теперь разница…
Виталий, как ни странно, в Интернет-нарды не играл. Встретил приветливо.
– Ну, как дело твоё? Выгорело?
Вячеслав, вместо ответа, вывалил на стол рубли.
– Деревянными возьмёшь? Не успел обменять. Могу в банк сбегать.
– Да мне без разницы, – закурил толстую сигару пират.
Слава посчитал по хорошему курсу, добавил в рублях обещанную семёрку баксов, остальные сгрёб назад в портфель.
– И на чём поднялся, если не секрет? Где такие сладкие проценты дают? – Виталий одобрительно покачал головой.
– Не поверишь, «буков» опустил.
– Букмекеров, что ли? Знал, кто сливает?
– Сам не понял, если честно. Намёки были, но по игре понять невозможно.
– Рисковал, значит? А если бы проиграл, как бы расплачивался?
– Я же говорю, информация подтвердилась. Наугад бы не ставил.
– Ко мне пойдёшь опять работать?
– Нет. Ты мне таких денег никогда не дашь бомбить. А вот если новую инфу раздобуду, готов с тобой в пополаме поставить. Твои бабки, моя информация. Идёт?
Пират смачно отравил атмосферу помещения облаком ароматного дыма, закинул рубли в сейф и кивнул головой.
– Заходи, Вячеслав Аркадьевич. Всегда рад тебя видеть.

ГЛАВА 5
ВАЛУЕБЕТТИНГ И МАТРИЧНАЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОСТЬ
(До матча «Спартак» – «Зенит» один год, четыре месяца, двадцать два дня)

Признайся, игрок, задавал ли ты себе вопрос о сюрреальности и матричной избирательности действий окружающего мира по отношению к тебе, как к индивидууму? Приходила ли тебе в голову мысль, после фантастическим образом проигранных ставок, что это не ты играешь, а пространство вокруг тебя превратилось в виртуальную игрушку, где не соблюдаются никакие привычные законы физического мира? Что команды изображают видимость борьбы только для того, чтобы дурачить тебя? Именно тебя, а не каких-то других бетторов и болельщиков? Приходила? Вот, вот…
Невозможно, чтобы матчи, на которые игрок возлагает особые надежды и ставит существенные суммы денег, из раза в раз заканчивались печально-скандально. Не могут одни и те же футболисты, мочившие любых соперников до того, как игрок делал ставки, бездарно отыграть матч с заведомым аутсайдером после того, как пари оказалось заключенным. Сколько бетторов погорело на «экспрессах», в которых не совпал лишь один результат? Причём, не важно, три матча было в ставке или пятнадцать. Не совпадал всегда один. Как будто кто-то специально издевается над игроками.
Кто?!!
Этот «кто-то» или эти «кто-то» в лёгкую производили перезагрузку действительности на «мониторе» беттора. В «экспрессе» на пять событий первые четыре весьма ненадёжные, но именно они удивительным образом совпадают, последнее событие – ответный матч отборочного цикла кубка УЕФА, в котором сильный итальянский клуб, после гостевой победы 1:0 над неизвестным словацким коллективом, дома умудряется проиграть с тем же счётом. А потом пропускает на мяч больше в серии пенальти и пролетает мимо кубка. Причём коэффициент на «проход» (даже не на победу!) в этом матче даётся смехотворный.
– И нахрена было эту «байду» вообще в «экспресс» засовывать?! С него приход-то мизерный…. Вот я лоханулся! – пинает ногой по компьютеру в который раз «разведённый» игрок.
В следующий «который раз» он поставит на новую «байду» – победу канадской молодёжки над российской хоккейной сборной. Также последним событием «экспресса», также с почти нулевым коэффициентом. В серии, где наши продуют все игры, кроме этой. Именно минувшей ночью пацаны лягут костьми и выгрызут ничью. Единственную за всю серию. Комп от удара разлетится вдребезги…
А Федерер, в последнем седьмом событии после угаданных шести, проигрывающий неизвестному Каньясу? А трёхочковый с середины площадки за секунду до конца баскетбольного матча?
Если кто-то из начинающих бетторов станет рассуждать о пресловутой теории вероятности, значит, он ещё мало играл. Или мало проиграл… Какая, блин, безличностная теория, если против тебя конкретно играет живой, разумный и хитрый соперник?
Кто они – эти невидимые существа? Что за духи или демиурги ставок крышуют организаторов пари? Почему одним они благоволят, других гнобят, а над третьими откровенно насмехаются?
Вячеслав и Светлана второй час дегустировали кавказскую кухню в грузинском ресторане, пили неплохое вино и слушали вживую толи горские, толи псевдогорские песни. Периодически, на свободном пространстве между столами, танцевала национальные танцы молодая пара. Симпатичная гибкая темноволосая девушка и пластичный двадцатилетний грузин. Последнее время чета частенько ужинала в различных хороших ресторанах. Могли себе позволить…
Выигранные деньги Слава ещё пару раз поднимал в пропорциях «1.5». Везло… Потом часть слил. Не повезло… Больше на везение рассчитывать не хотелось. Да и опыт не позволял. Май и июнь прошли в мелкобюджетных играх и ожидании какой-либо достойной информации. Но информации не поступало.
Марк, узнав об удачной ставке, из осторожности или из жадности предупредил о нежелательности контактов с известным вратарём. Пират Виталий забросил Интернет-нарды и начал самостоятельно участвовать в букмекерских пари. Слухи доносили, что достаточно неудачно. Даничкин каждую неделю основательно и со знанием дела заполнял тотализатор.
– Он каждый день в Татарстан звонит и с Шадаймиевым советуется. Так вдвоём и играют.
– И каков плод совместных усилий? – Светлана была уже немножко «навеселе» и в настроении превосходном. – Сколько результатов по максимуму угадали?
– Пока лучший результат двенадцать из пятнадцати. Но надеются в один прекрасный день сорвать «Джек-пот».
– И как думаешь, сорвут?
– Если вести себя хорошо будут. Но, так как оба своенравные и строптивые, надежды мало. Бэттинговые демиурги любят покладистых. Не тех, кто высчитывает и пытается прогнозировать результаты, а тех, кто делает ставки «от балды». Я, если начинаю умничать и соизмерять силы команд, в трёх случаях из пяти проигрываю. Сколько раз я на «Ливере» и «Лионе» впросак попадал? По всем раскладам они должны были своих соперников затоптать. И топтали, пока я ставки не делал. А как на них нагружу, всё время по нулям, с кем бы не играли.
– А «от балды» разве больше шансов выиграть?
– Представляешь, больше! В процентном соотношении реально больше. Даже в тотализаторе есть такая ставка «случайный выбор». Так вот, у меня в этом «случайном выборе» почти всегда на пару угаданных событий точнее получается, чем если гадаю, да таблицы сверяю.
– Тогда выходит, что эти демиурги не результаты подстраивают, а вам «советуют», где крестики ставить. А когда вы, не думая, шлёпаете, они бессильны что-либо противопоставить. Значит, они не влияют на результаты, а, зная чем матчи закончатся, вас с толку сбивают.
Слава несколько минут молча смотрел на жену и, пережёвывая пищу, анализировал выдвинутую теорию.
– Может ты и права. Может духи и «подсказывают» до того, как ставки сделаны. Но иногда такие «чудесные» матчи случаются, в реальность которых я лично верить отказываюсь. Не могут так события развиваться, если в эти события сверхъестественные силы не вмешиваются. Я часто об этом раньше думал. А сейчас даже не заморачиваюсь. Просчитать ничего невозможно. Можно только в чужое «чудо» втиснуться. В игру, течение которой не для тебя готовилось. В матричную избирательность и переустановку действительности для другого человека. Тогда среди духов тоже растерянность и паника начинается, и шанс появляется выловить рыбку.
– Матричная избирательность? – Света покачала головой. – Как-то по-киношному звучит.
– Согласен. Это я не очень оригинально придумал, но зато определение точно суть вопроса отражает. Мы, игроки, играем с букмекерами, а демиурги играют с нами. Кто-то, наверное, на стороне букмекеров. А другие просто против бетторов. У них, может быть, нет цели не дать игроку выиграть. Они просто кайф ловят от того, какие эмоции испытывает человек проигравший всё. И по-честному с ними играть бесполезно, так как духи играют по своим правилам, нам неизвестным. Значит, надо в их игру вклиниваться, также нагло и беспардонно.
– Ничего себе тебя вино нахлобучило, – засмеялась женщина. – С духами играешь, оказывается. – Посидела, покачивая бокалом, а потом произнесла довольно серьёзно. – На всякий случай, осторожен будь. Не нравятся мне что-то все эти выкладки. Непонятного много…
Слава очень любил свою жену. Провинциалка из детдома, она в момент знакомства, семь лет назад, напоминала нахохлившегося, вечно пролетающего мимо сыплющейся с неба небесной манны, но от этого только более упёртого, воробья. Их непростая совместная жизнь, сначала в областном центре, потом (разумеется, по инициативе мужчины) в столице, вызывала со стороны Светланы много вопросов, но ни разу она не упрекнула своего избранника в принятии судьбоносных для обеих половинок семьи решениях. Наоборот, старалась сориентироваться в новых условиях, поддержать, и, по возможности, взвалить на собственные плечи основную тяжесть кочевой, навязанной мужем, жизни. Она также металась с одного места работы на другое, также частенько оставалась без большей части причитающегося работодателем гонорара и также не имела ни регистрации в паспорте, ни легальной трудовой книжки. И детей, по причине неустроенности, не имела… Слава очень любил свою жену.
– Не переживай, – он накрыл своей ладонью её ладони, другой рукой вынул из кармана пиджака маленькую шкатулку с жемчужным ожерельем и положил в эти раскрытые ладошки купленный накануне подарок. – Это тебе, любимая. Будь самой красивой.

* * *

Самолёт из аэропорта Адлера вылетал через три часа. Слава застегнул кофр ноутбука, бросил в портфель зубную щётку. Затем присел на гостиничную кровать, достал из внутреннего кармана паспорт с авиабилетом и, выстроив билет домиком в пепельнице, поджёг его с разных сторон зажигалкой. Пепельницу тщательно вымыл в раковине, так чтобы не осталось следов жжёной бумаги. Отключил мобильник, вытащил симку и смыл её в унитаз. Затем снял трубку внутреннего телефона.
– Такси в аэропорт. Через двадцать минут к фойе гостиницы, – и сразу вышел из номера.
В коридоре никого не было. Вячеслав неслышно прошёл к запасной лестнице и спустился по ней на первый этаж. Чёрный вход был закрыт, но рядом на высоте полутора метров находилось окно. Беглец отжал шпингалеты, распахнул его и выпрыгнул наружу.
Метрах в ста, с тыльной стороны отеля, недалеко от трассы, ежедневно несли свою вахту сочинские бомбилы. Слава проигнорировал призывы первых двоих таксистов и подошёл к третьей машине.
– На вокзал в Адлер поехали?
– В Адлер или в Сочи? – переспросил таксист.
– В Адлер.
– Штука, – пожал плечами пожилой водитель.
Забрался в бежевую «Тайоту» на заднее сиденье. Рядом положил портфель и кофр с ноутбуком. Проехав пару километров от города, остановил машину, дал сто баксов обалдевшему таксисту и предложил ему за эти деньги двигать в Адлер самому. Когда «Тайота» скрылась из поля зрения за поворотом, с размаху зашвырнул ноутбук в пропасть. Подумал секунду и отправил следом мобильник. Перешёл на другую сторону дороги и поймал жигулёнок с кавказцем за рулём. На этот раз уселся на переднее сидение.
– В Сочи к вокзалу.
– Да хоть в Туапсе, – сверкнул белоснежной улыбкой хозяин «семёрки».
– Правильно, – нарисовав в голове карту побережья, согласился Вячеслав. – Лучше в Туапсе.
Быстро договорились о цене и помчались, насколько могло себе позволить мчаться «чудо автопрома», в обратном направлении.
Значит, Юрий Моисеевич, здравствуйте. Константин Николаевич, добрый день. Цирк… Одни подошли, другие следом. Первый злой такой, справедливость ищет. Второй добрый и даже заботливый: «Собирайте вещи, Вячеслав Аркадьевич, на самолёт опоздаете!..» Старые разводки. Одна контора. Точно. Только какая? Силовики? Братва? Структуры «буков»? Почему наехали и сразу отпустили? Проследить надеялись? Или настолько уверены, что я некуда не денусь? Считают лишним меня пасти? Всё равно засвечусь и обнаружусь? А ведь наверняка движения по всем другим кошелькам просматривали. Наверняка. И что, теперь всю сеть заменить? Или пробить, кто они, и попытаться договориться? О чём, опять же?..
– Московский поезд догоняете? – своим вопросом отшвырнул на секунду вопросы Вячеслава в сторону водитель?
– Что? – не сразу сообразил пассажир.
– Поезд «Адлер-Москва», спрашиваю, хотите догнать? – повторил кавказец.
– А что, есть возможность наверстать время?
– Тяжело. Он по прямой едет, а мы ещё долго петлять будем. Раньше Краснодара не нагоним.
– А в Краснодаре реально?
– Ну… – улыбнулся водила. – Всё реально за Ваши деньги. Можно попробовать.
В принципе, чем торчать на побережье, лучше действительно из столицы Кубани на поезде отправиться. Хотя, нет, билеты по паспорту продают, плохой выход из положения. Нежелательно маршрут светить. Есть другой вариант – автобус. Электрички, в конце концов. Словно «выезд» фанатский на «собаках». Да ладно, в любом случае доберусь до столицы…
– В Краснодар?.. Как зовут-то тебя?
– Сурен, – улыбнулся армянин.
– Ты, Сурен, быстро не гони, разобьёмся чего доброго. Если не догоним, я на другой поезд пересяду, там их много, – Слава снял пальто и бросил следом за портфелем на заднее сидение. – А о деньгах по-любому договоримся. Вези в Краснодар.

* * *

«Валуебеттинг» – это не ругательство. «Value betting» – это ловля «буков» на завышенные ими же коэффициенты. Дословно – «переоцененное пари». Ставки на события, вероятность наступления которых букмекеры недооценили.
Валуй в российском бытовом понятии – это гриб (бычок), не благородный, не очень востребованный, идущий в основном на засолку. В слэнговом бетторском значении, тот неказистый, но довольно крупный, грибочек, который в отсутствие благородных груздей и боровиков – белых «верняков», иногда имеет смысл сорвать.
Растёт такой гриб обычно в разветвлённой «линии-грибнице» скромно и незаметно, и разглядеть «валуй» не способен подчас даже довольно опытный игрок. Но если гриб окажется крепким и не червивым, лучшей закуски не приготовить даже из лукошка опят. Победа «Эспаньола» над «Барсой» в каталонском дерби, принесёт больше денег, чем нанизанные на нитку «экспресса» пять сухих «верняков». А уж удовольствие от поедания такого валуя…
На самом деле «валуев» в «линиях» достаточно много. Букмекеры, выставляя коэффициенты, часто руководствуются традиционным имеджевым представлением о силе команд. Гранды, например, в кубковых баталиях на вылет, всегда имеют более низкий кэф, несмотря на то, что покрылись нафталином, а их менее именитый соперник, в данный момент, наоборот, силён и мотивирован.
Слава, в отсутствии стопроцентных «верняков» решил перейти к «валуебеттингу», занятию рискованному, но, по его мнению, благородному. Денег к концу первого месяца лета осталось немного. Расходная часть доминировала над доходной. Замена «девятки» на «Пежо» тоже не способствовала увеличению семейного бюджета. Мелкие ставки не покрывали затрат. Надо было рисковать.
Сегодня, в субботу, и завтра, в воскресенье, должны были состоятся матчи очередного тура Премьер-лиги. «Спартак», под свист своих фанатов, недовольных политикой Федуна и Шавло, в пятницу уже сыграл с «Сатурном». Как ни странно, выиграл… Субботние матчи интереса почти не вызывали, а вот в последний день недели сразу две игры обещали сюрпризы бетторам и просто любителям футбола. Ослабленный травмой Акинфеева и вызовом в различные сборные Бразилии своих основных нападающих ЦСКА вылетал в Самару, а раскачиваемый Бышовцем состав «Локомотива» по запутанным рельсам отъезжал в Томск. Воспетый великим бардом олимпионик никак не мог создать из неплохих игроков боеспособный коллектив. В клубе, по слухам газет, начались шатания и войны группировок. Результата, после выигрыша Кубка России, не было. Игры тоже. Тем не менее, котировки на «Локо» традиционно оставались высокими. Букмекеры давали на победу «Томи» нехилые коэффициенты. Грибок явно проклёвывался сквозь мох линий.
Вторым «валуём» мог стать самарский клуб. В отсутствие бразильцев, Газаев (опять же по слухам) собирался выставить в нападение крайних хавов Жиркова и Красича. Насколько правдивой являлась информация было не важно, итак все видели, что ситуация в армейском коллективе складывалась непростая. На «Крылья» «буки», так же, как на томичей, предлагали приличные кэфы, хотя после известных событий, игрок зарёкся ставить на клуб с берегов Волги. Да и болел за ЦСКА. С трудом выдавил из себя фаната в пользу участника пари.
Первоначально он решил загрузить два серьёзных «ординара» на победы «Томи» и «Крыльев Советов». Первоначально…
«Вести-спорт» передавали интервью Валерия Газаева, в котором знаменитый тренер объяснял, что его команда способна выиграть у любого соперника, несмотря на пробоины в составе. В голову, точно гадюки, полезли сомнения. Внутренний голос, вдруг, возмутившись вероломству предателя, закричал о величии боевой армейской дружины. Вспомнился слепой в своей любви к «Зениту» Даничкин. А чем же я лучше? Стало совсем тоскливо.
В Интернете аналитики предсказывали победу ЦСКА «не смотря ни на что». В течение одного вечера, в мозгу игрока, ставка превратилась из «валуя» в «верняк», причём котировки букмекеров этому способствовали. И Слава сломался…
Два первоначально задуманных «валуя-ординара» трансформировались сначала в две одиночные ставки – «верняк» Х2 на армейцев и «валуй» 1 на «Томь». Потом трансформировались в «валуёво-верняковый экспресс». А в конечном варианте прицепили к себе ещё один вагон – матч «Зенит» – «Спартак-Нальчик». В этот «паровоз» беттор и загрузил всю выделенную сумму…

* * *

Новый визит к пирату Вячеслав решил предварить звонком в понедельник.
– Виталий, привет! – попытался выстроить оптимистичные интонации в мажорной тональности. – Слышал, ты бетторством занялся?
– Чем? – не очень дружелюбно и в миноре ответил вопросом пират.
– Так называют игроков, заключающих пари. Букмекерские, в том числе. С английского перевод.
– И что, что с английского?
– Ничего, – озадачился такому недружелюбному тону Слава. – Дело есть. Когда можно подъехать к тебе в офис?
– Задолбал ты меня со своими делами, – опять не совсем понятно выдохнул воздух в трубку Виталий. – И с букмекерами твоими тоже…
– Да я к тебе всего один раз по поводу ставок и обращался-то! Деньги вернул, дельту обещанную отдал. Какие проблемы, не пойму?
– Ты один раз. А потом я сам несколько раз бабло в их конторы сливал, блин, с твоей подачи.
– С какой подачи? – оторопел Вячеслав. – Нахрена ты играешь, если не соображаешь ничего ни в ставках, ни в «линиях». Играл бы в нарды свои, проблем бы не было. Я же в нарды не играю, и ты не играй с «буками».
– И что, ты хочешь сказать, выигрываешь у них постоянно? – немного смягчил голос пират.
– Не постоянно, но по-любому в плюсе. Потому что, информацию мне сливают. Я об этом и хотел поговорить, заехать. Не хочешь, с другими людьми поделюсь.
– Ладно, ладно, не горячись, – совсем успокоился «честный производитель контрофакта». Заезжай в среду после обеда. Сегодня и завтра у нас налоговая… Гостит…
Бросил сотик на сидение пассажира, выключил двигатель, открыл дверь и прислушался к трескотне многочисленных звенигородских кузнечиков. В это место на Москве-реке, неподалеку от Звенигорода, Слава летом приезжал почти каждый день. Иногда купался, иногда просто смотрел на воду. В понедельник отдыхающих было мало. Несколько авто виднелись вдоль изгиба живой ленты, да на противоположном берегу загорал дядька с удочкой. Стояла июньская жара. Если начнутся дожди, то вскоре вылезут грибы. Кстати…
Оба «валуя» оказались реальными. И «Томь» провела четыре мяча, пропустив от «паровозов» лишь два, и Самара голом Муджири доказала, что армейцы действительно испытывают в данный момент трудности. Предателем, в этой ситуации, оказался внутренний голос. А беттор, который к этому голосу прислушался – просто мудаком.
Разделся, хлопнул дверцей и нырнул в воду.

* * *

В среду пирата удалось раскрутить на миллион русскими. Пообещал двойной подъём. Рассказал что-то про тайный «верняк», который нельзя выдавать, но про который Виталий непременно узнает после «большой игры». Поделился секретами прославленных и опытных бетторов. Убедил. Деньги с учётом «совместно нажитых» пятидесяти процентов обещал вернуть через неделю.
Разбил «лимон» на пять частей и положил по двести штук в разные кошельки. После последнего собственного косяка, с голосами внутренними и внешними, и «просчётами реальных возможностей любимого клуба», бухнул два «ординара» «от балды». Один на победу ЦСКА в домашнем матче с «Кубанью», другой на долбанную и многократно ненавидимую Самару Х2 в поединке с «Локо» в Черкизове. Пусть доказывают теперь, что не случайно они армейцев переиграли. А ЦСКА пусть реабилитируется за поражение.
«Доказали» и те, и те. Армейцы «реабилитировались», откатав безголевую ничью, а «Крылья» крупно залетели «паровозам» 2:5!!!..

ГЛАВА 6
«БУКМЕКЕР»
(До матча «Спартак» – «Зенит» один год, четыре месяца, двадцать дней)

Ситуация предполагала быструю ответную реакцию. Если бы пират заподозрил прокрутку его бабок, без отчисления причитающейся доли, проблемы возникли бы у Вячеслава незамедлительно. Нужна была хорошая ставка, но никакой достойной внимания «инфы» на горизонте не появлялось. Не принимать же в расчёт безграмотную бредятину из разряда «верняков» регулярно появляющуюся в Интернете:

ИНФОРМАЦИЯ ПО «ВЕРНЯКУ»
Собираются клиенты на покупку верняка, цену матча здесь оглашать не буду. Первую половину суммы я собрал, теперь дело за вами, мои клиенты, как только собирается нужная сумма я сообщаю об этом вам, в объявлении.
Продажа «верняка» т.е. 100% матча, будет ограничена.
Цена матча:
1) Первым 25 клиентам сумма его будет составлять 3000 рублей.
2) Следующим 10 клиентам он будет стоить 5000 рублей.
3) А остальным 5 клиентам он будет стоить 8000 рублей.
Как только наберётся нужная сумма, я оплачиваю деньги информатору, после вы, как и я нахожусь в ожидании матча. Если нужная сумма не наберётся, то соответственно никакой информации не будет. Клиенты сейчас покупка матча зависит от вас.
Способ оплаты:
Далее реквизиты кошелька…

Именно с такой орфографией и пунктуацией. Особенно понравились моменты: «после вы, как и я нахожусь в ожидании матча» и «Клиенты сейчас покупка матча зависит от вас».
Выходило, что именно клиенты покупали матч. Молдаванин-гастарбайтер, скорее всего, составлял…
Выходы на вратаря Марк перекрыл волевым решением. Сам же Слава забить стрелу «Чилаверту» не решался. Да и специально ли Серёга тот гол пропустил? А если совпадение?
Пришло, правда, приглашение к сотрудничеству от некоего «букмекера». Последний писал в личку, зарегистрированную на форуме «Фаэтона», что следил за недавними успехами Вячеслава, и готов на взаимовыгодной основе предоставлять тому интересную информацию. В отличие от «гастарбайтера» денег не просил, но и сведения выложил довольно странные. Второго июля, то есть сегодня, держать на разных ящиках, желательно в разных конторах, крупные суммы денег. В одной восьмой финала Уимблдона, по окончании второго сета, грузить «live» на победу Серены Уильямс против Даниэлы Хантуховой. В чём логика? Серена на голову сильнее. Если 1:1 по сетам будет, то всё равно коэффициент на её общую победу невысоким окажется. Даже пусть Хантухова один из сетов всухую выиграет. Уильямс частенько себе расслабон позволяет. Не думаю, что «буки» поведутся на такую «маленькую женскую хитрость». С другой стороны, если бы «букмекер» предложил на Даниэлу грузить, можно было бы какой-никакой слив заподозрить. Хотя, какой слив в одной восьмой финала Уимблдона? И откуда он мог знать и следить за «недавними успехами»? Издевался, наверное?
Пиратский миллион итак был разбит на пять кошельков. Три, из которых, зависли нетронутыми, а два убиты неудачной футбольной ставкой. Таким образом, в живых оставались лишь шестьсот тысяч рублей. Пирату же рассказывались правдивые байки о временном информационном вакууме, о недостаточной насыщенности спортивной событийности и прочие ужасы. Долго так продолжаться не могло. Надо было восстанавливать миллион, с одной стороны, и приступать к обещанной «большой игре», с другой. Звонок от пирата не заставил себя ждать.
– Ну что, как дела? Как поиграл в выходные на мои бабосы?
– Не играл, Виталя. Не было ничего интересного.
– Да? А я сам, без твоей помощи некоторую сумму на «Спартачок» против Ростова поставил. И, представляешь, выиграл.
– Так ты просто угадал.
– И что? Почему я угадал, а у тебя ничего интересного не происходило? Нахрена тогда ты мне такой мудроголовый пескарище нужен? Обещал подъём двойной. Где он, этот подъём?
– Виталя, – постарался успокоить собеседника «мудроголовый пескарище». – Ты наугад ставил СВОИ деньги. А я рисковать чужими не могу. Ты же меня, если что, подвесишь за одно место. Правильно?
– И что?
– То, что сегодня одна восьмая Уимблдона среди женщин. У меня инфа есть достойная. Потому и морозил ставки до сих пор. Вечером играю.
– На Шарапову что ли? – продемонстрировал знание женского тенниса пират.
– Типа того. По телефону сейчас давай всему миру расскажем, кто как сыграет…
– Ну ладно. Отзвонись, как закончится.
– Угу…
Сегодня же просил подъехать к нему в офис Стас Белых. Поговорить хотел. О чём можно было «поговорить» с президентом «культурного фонда» догадаться не представлялось возможным. Слава грибов не употреблял, ганджубас не курил, поэтому ход мыслей Белых всегда улавливал с трудом.
Продравшись сквозь пробки к «Международной», игрок бросил машину прямо на тротуаре. Прошёл через аллею ко входу, в холле назвал номер офиса и организацию и поднялся в лифте на шестнадцатый этаж.
Белых снимал сразу два номера друг напротив друга. В более просторном размещался «гламур-центр», как называл приёмную сам президент, и его личный кабинет, а в маленьком – комната отдыха и кухня. Светлана общалась с каким-то зелёнокрасноволосым молодящимся перцем-переростком, и по пространству помещения чётко разносился её уверенный голос.
– В «Камеди-клаб»? Конечно же! В первый ряд. У нас уже имеется договорённость на счёт Вас с телекомпанией…
«Научилась», – подумал про себя Вячеслав и, кивнув жене, прошёл в кабинет её босса.
Президент недавно «снялся» и в настроении пребывал боевом и романтическом.
– О, Аркадьевич, заходи, заходи! Только что о тебе обзадумывался…
– Стас, если ты опять собираешься общаться со мной на языке сомнительных персонажей мультфильма про Бивиса и Батхеда, я лучше в другой раз зайду, – прочувствовал состояние организатора «культурного фонда» Вячеслав.
– Да что ты, я действительно радостно горд, – радостногордо излучал импульсы радушия президент. – Кофе будешь?
– Буду, – Слава знал, что о предложенном напитке хозяин уже забыл. – Поговорить хотел?
– Хотел, хотел… – Белых вышел из-за кресла, поставил стул рядом с посетителем, уселся на него и опять заулыбался. – Ну, как ты?
– Замечательно.
– Светлана, вот, всю работу скоро одна сможет выполнять. Быстро схватывает.
– Заметил уже.
– А я вот подумал, расширять рамки надо. Ограниченный уровень объятия осознания заменить масштабным вливанием, – и пока Слава переводил, Белых продолжил. – Ну что эти артисты? Масштабы-то не масштабные! Ну, пятьсот баксов, ну тысяча и что?
– И что?
– Может начать по примеру других фондов, ну там «Меценатов тысячелетий» и разных псевдо-дворянских организаций, железяки за бабки на грудь вешать? Бизнесменам, чиновникам провинциальным? Орден учредить «Стаса Первопроходчика»?
– Так пирамида уже дураками давно переполнена. Поздно ты, как-то, спохватился. Уже всех идиотов по стране по тысяче раз обзвонили, в Храм Христа Спасителя и «Президент Отель» пригласили, накормили, напоили, артистов им показали, звёзды на пуп повесили, а после бабло вытряхнули.
– Да нет, бабло за эти побрякушки чиновники сами отдают.
– Правильно. Тщеславие. Власть есть, деньги есть, хочется чего-нибудь такого… Вот и раскинь мозгами, чего им ещё не хватает? А ордена самопальные уже вешать некуда. На задницу и то прилепили…
– Думаешь? – спросил и сам задумался президент. Потом подскочил на стуле и потянул гостя за собой в другой номер. Закрыл замок на два оборота и, усевшись за покрытый клеёнкой стол, проложил на поверхности белую тонкую дорожку. – Будешь?
– Стас, ты же знаешь, я больше по синьке, – поморщился Вячеслав.
– Пить у нас в офисе запрещено, – приложился к дорожке и, помолчав несколько секунд, завершил фразу руководитель фонда. – Я даже объявление повесил на стене.
– Видел.
– Не люблю пьяниц. Я за здоровый образ жизнеутверждения… Слышал, вы с Виталиком опять что-то совместное затеяли?
Вот он к чему эту муть поднимал. Ордена, князья…
– Да так, кое-что проворачиваем, по мелочи.
– И как дела у него?
– В нашей стране дела у сутенёров, наркодилеров и производителей контрафакта всегда идут замечательно. При любой, демократическим путём выбранной, власти.
– Да, «пиратка» – это тема, – Стас предложил сигарету, поднёс зажигалку и закурил сам. – Хорошо Виталик присел на диски. Плотно. В России на контрафакте прожить можно. Как Вовик дал добро на опричнину, так силовики этим и кормятся. Обэповцы, для виду, в регионах закрывают мелюзгу, а крупняк стригут. И парикмахерам и тем, кого подстригают, в результате что-то перепадает. И все довольны, и все знают, где эти пять или шесть центров производства пиратских дисков по стране расположены, и всем насрать. Причём у каждого пирата в Москве свой «отбеливатель» функционирует легальный.
– Знаю, сам таким работал.
– Да ты мелюзга, по сравнению с настоящими «отбеливателями». Рекордз-лэйблы белые создаются в столице, с персоналом, с дистрибуцией, со складами. Неликвидные, зато пафосные, звёзды закупаются пачками для солидности каталога. Выставляется этот глянец потом на витрину, а у себя на заводах, как штамповали пиратку миллионными тиражами, так и штампуют. Вот это «отбеливатели»!.. Причём, жалуются, сидят у себя в выпускающих компаниях, мол: «Из-за пиратства спрос падает, тиражи не продаются». Налоги платят мизерные, авторам отчисления не делают по причине низкой реализации производимой продукции, а сами этих же авторов на заводах региональных, где-нибудь в Сибири, шлёпают и продают за милую душу. Под зонтиком, конечно же, силовых, надзирающих структур, – Стас нервно затряс длинными тонкими пальцами, затушил сигарету и внимательно посмотрел на Вячеслава. – Если вы точки какие-нибудь новые с Виталиком задумали открыть, может, меня в долю возьмёте? А то артисты эти…
Слава улыбнулся и покачал головой.
– Ты же знаешь Виталю. Он меня близко к своему бизнесу не подпустит. Говорю же, мелочами промышляю, под его чутким руководством.
– Да? – президент, конечно, не поверил, но виду не подал. – Ладно, как знаешь. Пойду, поработаю…

* * *

Вячеслав дождался, когда в фонде закончится рабочий день, и повёз супругу домой. Светлана, быстро привыкшая к дорогим ресторанам и частым подаркам, и, вследствие этого, изменившая свои взгляды на букмекерские пари, теперь догадывалась, что время безудержного везения закончилось, и бизнес мужа переживает непростые времена.
– О чём сегодня с нашим затейником беседовали?
– О масштабном масштабировании.
– Понятно, – в легкую поняла супруга. За последние два года работы с «акулами шоу-бизнеса» Света многое повидала и мало чему удивлялась. И ещё она очень изменилась. Даже внешне. – Как только у Белых кризис начинается, он тут же о переменчивой переменной и безвозвратной невозвратности вспоминает. И о масштабном масштабировании тоже.
– А в чём конкретно кризис проявляется?
– Наиболее явно в пополнении бюджета. Надоело клиентам историями причёсываться о волшебной востребованности их таланта на землях Смоленщины, Псковщины или Орловщины. Клиенты хотят, чтобы их действительно на гастроли приглашали. А раз этого не происходит, денег в Стасовкий кокс вкладывать больше не хотят.
– То-то он сегодня прощупывал насчёт темы Виталика. И насчёт новых замуток. Соломку стелет заранее. И сколько ещё думаешь, фонд продержится на музыкальном лохотроне?
– Максимум полгода. А реальнее всего, до осени.
– И куда ты потом?
– Ты меня спрашиваешь? Я думала к тебе на шею. Или у тебя тоже кризис жанра наступает?
Слава крутанул руль вправо и повернул со МКАДа на «Можайку».
– У меня бабки зависли на кошельках, и событий подходящих нет. А гадать больше не хочу. Сколь бы стопроцентными гарантиями верняки не облагались. Напоролся уже на прошлой неделе. Хватит.
– И много зависло?
– Много. По нашим меркам.
– Что делать думаешь?
– Что делать? – сам себя, а заодно и жену переспросил игрок. – Жду пока до талого…

* * *

На «НТВ+ Теннис» целый вечер шли матчи одной восьмой финала женского Уимблдона. Вернее не шли, а постоянно прерывались из-за дождя. Англия. Туманный Альбион…
Совсем поздно на корт вышли Серена Уильямс и Даниэла Хантухова. Пока ужинали, пока покурили на балконе, американка, не напрягаясь, взяла первый сет 6:2. Так, ради любопытства, посмотрел в «live» коэффициент на её победу: «1.04». Круто. Чего там «букмекер» писал? «После второго сета на победу Уильямс?» А будет ли вообще третий сет по ходу такой игры?
Решили со Светой выпить на сон грядущий по бутылочке пивка. Вышел из дому, прикупил в ларьке пару банок, возле подъезда постоял, обсудил результаты минувшего футбольного тура с Андрюхой с первого этажа.
Когда вернулся, счёт по геймам во второй партии был равным: 5:5. Что, впрочем, существенно не отразилось на котировках. Сейчас на победу Серены давали «1.05».
И вдруг она захромала… Гримаса боли отразилась на чёрном лице американской теннисистки. Ногу что ли подвернула? Каждые десять секунд, наклоняясь и хватаясь за левую икру, теннисистка всем своим видом говорила, что продолжить партию она, если и может, то с огромным трудом. Одиннадцатый гейм, на подаче соперницы, американка, разумеется, проиграла.
– Света, иди глянь, что за хрень происходит?
Вдвоём они, забыв присесть, встали возле экрана и ждали, чем всё закончится?
Стараясь выиграть время, темнокожая спортсменка принялась апеллировать к болельщикам и судье, выпрашивая медицинский тайм-аут. Судья на уговоры не поддался и недвусмысленно показал, что, если матч не возобновится немедленно, засчитает Уильямс поражение.
В «live» всё это время висела красная строка: «приём ставок приостановлен…» Таким образом, если даже предугадать, что продолжения не будет, и Хантуховой отдадут победу до окончания второго сета, реальной выгоды извлечь всё равно не удастся.
Серена вышла на подачу. Фактически, стоя на одной ноге, она из своего угла принялась посылать эйсы. 180 км/ч – высветило табло скорость полёта теннисного мяча. Такие снаряды менее опытная соперница отбить была не в состоянии. Американка удержала свою подачу и довела дело до тай-брейка.
Но весь тай-брейк на одной ноге, словно цапля, не простоишь. Можно несколько подач запульнуть и под 200 км/ч, однако, перемещаться необходимо по всему периметру корта, а Серена делать этого физически не могла. Хантухова повела 4:2. И тут…
Если бы в этот момент был объявлен конкурс на самую фантастическую развязку сюжета… Даже не так. Лучше: Приз на самый гениальный и нереально-абсурдный план спасения чернокожей Серены. Так вот, приз-конкурс этот выиграл бы Господь-Бог. Или известная своими капризами английская погода.
Потому как начался спасительный для Уильямс дождь. Судья, наконец, разрешил спортсменкам уйти в раздевалки, а волонтёры турнира принялись покрывать корт брезентом.
– Жесть!.. – выдохнула Светлана.
– Триллер!.. – уселся, наконец, на диван Вячеслав. – Представляешь себе состояние человека, поставившего на, казалось бы предсказуемую, победу американки.
– А представляешь, какими словами матерят сейчас погоду и судью те, кто поставил на Даниэлу?
– И твой прогноз на оставшуюся часть матча?
– Да тут по-другому впору вопрос ставить: «Продолжится он или нет»?
– Логично, – Слава вновь заглянул в текущую «линию» «Фаэтона». По-прежнему: «приём ставок приостановлен…» – Пиво-то будешь пить?
Некоторое время супруги стояли молча на балконе, дымили сигаретами и глотали холодный напиток. Светлана вернулась в комнату раньше. И через несколько минут послышался её взволнованный голос:
– Погляди на это!..
В Англии дождь прекратился, брезент убрали и теннисистки вернулись на корт. При этом Серена свою нижнюю часть тела облачила в светлые тренировочные брюки. Попросту, в трико!
– Это разве разрешено? – повернулась к «знатоку спорта» Светлана.
– Не знаю, – к игроку начал подкрадываться нешуточный азарт. – Судья решает. Перезагрузи «буков», чего они?.. – и, увидев через минуту, знакомую красную строку, махнул рукой. – Ничего, всё так же. Тоже выжидают…
Но линия «live» открылась до того, как спортсменки возобновили матч. Котировка давалась на победу во втором сете. На Уильямс «2.1», на Хантухову всего «1.7»!
– Давай на словачку поставим, – азарт подполз не только к Вячеславу. Его жена почувствовала запах «лёгких» денег.
– Нет, – в ответ замотал головой. – Посмотрим, как начнут.
– Да она же хромает, ходить не может, не-то что играть?
– Мало ли что, – до конца упёрся Слава.
– Ну смотри, будешь потом локти кусать…
Тай-брейк, а с ним и весь второй сет, Серена, конечно же, проиграла. Двигалась она медленно, вернее совсем почти не двигалась, и сильными подачами не смогла компенсировать недостаток контроля над пространством.
– Ну, что? Говорила тебе? А ты: «Мало ли что, мало ли что…» – упрек от жены не заставил себя ждать. – «1.7» коэффициент был. Не маленький. Эх ты, игрочёчеГ…
Этот её «игрочёчеГ» вывел Вячеслава из ступора. Пока в экране телевизора негритянка медленно ковыляля к своему месту отдыха, он ещё раз перечитал сообщение незнакомца:
«…в одной восьмой финала Уимблдона, по окончании второго сета, грузить «live» на победу Серены Уильямс против Даниэлы Хантуховой». …по окончании второго сета, грузить «live» на победу Серены Уильямс против Даниэлы Хантуховой. …грузить «live» на победу Серены Уильямс?!!»
В данный момент коэффициент на победу Уильямс равнялся «4.8»!
И Слава принялся «грузить»…

* * *

Когда всё закончилось… Когда американка достаточно легко, при этом продолжая прихрамывать, разбила Хантухову с тем же счётом, что и в первом сете 6:2… Когда расчёт ставок в разных кошельках показал почти пятикратный подъём… Когда Светлана в качестве извинения за «игрочёчеГа» поклялась целый месяц «безвозмездно»… Когда Виталий был снисходительно оповещён о завтрашнем (где-то, примерно, ближе к вечеру или вообще…) визите в офис пиратской компании… Когда, наконец, за окном, не в Англии, а в Подмосковье тоже забарабанил по перепонкам листьев тёплый летний дождь… Слава додумался поблагодарить незнакомого человека с ником «букмекер».
Он послал ответным письмом только одно слово «спасибо». Незнакомец отозвался сразу же:
– Спасибо Вам, Вячеслав, за то, что воспользовались моим скромным советом. Понравилось?
Странный такой вопрос…
– Сколько я Вам должен? – перевёл беседу из эмоционального аханья в деловое русло.
– Нисколько, – «букмекер» в «личке» отстреливался точно в чате, только с нормальной грамматикой. – Я ведь не ставил никаких предварительных условий.
– Что я должен делать дальше? – немного подумав, опять спросил игрок.
– Ну, пока на горизонте ничего не предвидится. Отдыхайте, тратьте деньги)))), – смайлик всё-таки появился. – На всякий случай, держите на кошельках оборотные средства. Вариант может подвернуться неожиданно.
– И потом?..
– Я скажу.
– Нет, как я должен буду Вас благодарить?
– Договоримся…
– Почему я?
– Да не только Вы))) Не грузите мозги, Слава, они Вам ещё пригодятся. Пока, до встречи…
Вячеслав выключил комп и упал в кресло. Сидел в нём несколько минут без движений. Светлана копалась в спальне, готовила постель ко сну. Потом подошла к нему и взяла за руку.
– Пошли спать. На работу вставать рано.
– Куда? – очнулся игрок.
– На работу.
Он посмотрел на свою жену так, словно не понимал язык, на котором та к нему обращалась. Потянул её руку и, усадив на колени, прижал что есть силы.
– Давай шампанского напьёмся. Или… Или лучше водки!..

ГЛАВА 7
КРЫША И ВЕТЕР
(До матча «Спартак» – «Зенит» один год, два месяца, пять дней)

«Боинг 747» набрал максимально допустимую высоту. Бортпроводница предложила пассажирам салона бизнес-класса воду, вино и более крепкие напитки. Вячеслав со Светланой выбрали сухое красное.
– С ума сойти, через пару часов я увижу Чёрное море! – она сделала шикарный глоток и наклонилась к иллюминатору.
– Можно было бы и Средиземное увидеть, и даже потрогать. Что ты в этих Сочах нашла? – пожал плечами супруг. – В Бразилию надо было лететь. Там океан…
– Нет, ты просто не понимаешь. Нас в детстве возили всем детским домом в пансионат Адлера. В плацкартном вагоне. Мы как раз целый вагон заняли. Представляешь, шум, гам, веселье во время дороги до самого моря. Воспитатели замучались после каждой остановки поезда детей пересчитывать. А на вокзале Адлера, прежде чем в автобусы загрузить, нас в местную забегаловку отвели перекусить. Какие вкусные сосиски там продавали. Я таких сосисок с тех пор никогда в жизни не кушала! На экскурсию в Грузию через неделю повезли, на «Комете» по морю катали. Змей настоящих, живых видели в лесу… А ты говоришь, Бразилия. Все эти Таиланды, Карибы, Египты – они вроде картинок с уроков географии. А Сочи – это музыка из детства. Её один раз услышишь и потом всю жизнь вспоминаешь. Но воспроизвести не получается…
– Сегодня получится, – улыбнулся Вячеслав.
– Спасибо тебе.
– Да-а… – неопределённо махнул рукой мужчина и взял с подноса стюардессы ещё один бокал с вином. – Что, настоящие змеи там в лесу ползают?
– Ну не резиновые же, – засмеялась Света.
– Страшно?
– Ничего страшного. Нас в Новый Афон возили, в Абхазию, там они на тропинках лежат, греются. Людей увидят, в кусты отползают, потом опять возвращаются. Если змей не трогать, то и они никого не тронут. Это, кстати, не только к пресмыкающимся относится. К людям тоже.
– Не скажи. Многие люди, в отличие от змей, гадят, даже если им ничего плохого не делаешь. Так сказать, из личных побуждений. Корыстных или ещё каких. Стиль жизни у них девизом прописан: «Навреди ближнему своему».
– А разве мало тех, кто практикует «не навреди»?
– Не мало, но они всё равно в меньшинстве.
– Не согласна. Нормальных людей изначально больше. Просто у каждого в голове живут насекомые. И эти насекомые диктуют и управляют поведением человека. Одни полезные, они советуют жить в мире с окружающими, другие вредные, они убеждают, что окружающий мир, лишь игровая приставка для человека, как личности. Кто в итоге возьмёт верх в этом муравейнике, тот и руководит поступками человека. Это я так, утрированно объяснила. Ты же сам рассказывал, что действиями большинства игроков манипулируют некие духи или демиурги игры? Они и есть те самые насекомые в головах. Просто у вас, бетторов – это явление проявляется более ярко. Вы каждый день рискуете. А простые обыватели зачастую не подозревают, что их, казалось бы, логичные решения, на самом деле продиктованы извне.
– Почему извне? С твоих слов, тараканы внутри человека живут?
– Да какие тараканы?! – женщина в шутку постучала мужа по лбу. – Они и тараканами прикинуться могут, и беттинг-духами, и астральным информационным полем. Кому что больше нравится. В итоге, изначально безобидный, а в последствие науськанный, человек, начинает совершать абсолютно ему нехарактерные поступки.
– Ну а как насчёт выражения: «своя голова на плечах»?
– Ко многим это определение применимо. Вот поэтому в мире пока не всё так печально. Ты ведь тоже разные «советы» по ходу игры постоянно «выслушиваешь», так? Ритуалы различные соблюдать начал? Но, тем не менее, скептически и с юмором относишься к этим самым ритуалам.
– Ну, не всегда, – вино расслабляло и располагало к дискуссии. Даже с женой. – Например, я точно знаю, что нельзя события «экспрессов» по времени раскидывать. Когда один матч в пять вечера, другой в восемь, а последний в одиннадцать ночи. Последний, в результате, всё сожрёт. Или во время игры пиво пить. Крепкие напитки можно, а пиво нет. Или сексом заниматься. Или кому-то рассказывать о своей ставке. Или по телефону текущими результатами интересоваться.
– Ты это знаешь или только считаешь, что знаешь?
– А в чём разница?
– В том, что это твои тараканы тебя пытаются убедить, что суеверия влияют на результат игры. Ну, ты сам посуди, как может секс между супругами влиять на форму нападающих или вратаря футбольного клуба «Барселона»? Это же бред! Однако большинство бетторов этому бреду легко верят и соблюдают установленные ритуалы.
– Никакой это не бред. Эти приметы, ведь, не на слухах основаны, я сам их вычислил. Помнишь, наши играли в хоккей в полуфинале чемпионата мира на Ходынке с финнами? Ты всё до меня домогалась? Я поддался, а сборная проиграла.
– Ты что, серьёзно?
– Вполне…
Светлана опять отвернулась к иллюминатору. На мониторах, подвешенных в салоне, маленький самолётик прокладывал маршрут на карте местности. Получалось, что треть пути уже позади. От просмотра «кино» пассажира опять отвлекла супруга.
– А ты самостоятельные ставки ещё делаешь или только по наводке «букмекера» играешь?
– Небольшие суммы ставлю иногда. А что?
– Если ты ставишь исключительно на «миллионпроцентовый верняк», который перед определённой игрой сообщают, то какие могут быть ритуалы и приметы? Значит, надо либо в приметы верить, либо в реальность информации. Если твой «букмекер» даёт гарантии, то причём здесь, зависящие от мистических факторов, проценты вероятности?
– Форму необходимо поддерживать постоянно. Как спортсмен тренируется ежедневно, так и беттор обязан, хотя бы раз в день, делать ставку. И чем чаще игрок проигрывает на малобюджетных пари, тем лучше. Адреналин мелких поражений позволяет подходить в тонусе к серьёзной игре. Я с собой для чего ноутбук таскаю, смартфон на «линии» настроил, и номер в гостинице заказал с Интернет-подключением? Потому что играю регулярно, хотя нам с тобой в плане улучшения семейного благосостояния эти игры ничего не дают. Будет или не будет новая инфа от «букмекера», не знаю. Но остальные пари полностью подпадают под влияние ритуалов.
– А сколько раз ты уже по его советам сыграл? Не считая памятного теннисного матча?
– Три раза.
– И всё время в точку?
– Да. Причём, варианты заряжаются нестандартные. Не просто: «Победа того-то над тем-то», а всегда какой-либо скрытый подвох присутствует. До игры на таком нюансе в «линии» даже взгляд не остановится. И, соответственно, ставки имеют весьма сладкие коэффициенты.
– Какой процент благодетелю отчисляешь?
– Никакой. Пока…
– С четырёх игр и ни копейки не вернул?
– Я даже не знаю, кому возвращать. Не отказываюсь, ведь. Задавал несколько раз вопрос по поводу цены благодарности, так «букмекер» отвечает, что это только разминка. Ничего себе разминка! На несколько лимонов поднялся. Пусть даже в рублях, – Слава продемонстрировал жест, у всех народов переводимый примерно как: «А х.. его знает?»
– Когда следующая игра, он не говорил?
– Пока нет. Видишь, на всякий случай, всё своё вожу с собой. Настоящий курортник…
И вдруг Светлана задала тот самый вопросик, расшевелила того самого червячка, которого беттор пытался «придушить» в течение последних месяцев.
– Может быть, нет никакого «букмекера»? Может быть, это как раз твои собственные насекомые диктуют тебе правила игры?
– Значит, я гений, если, в результате подсказок собственных тараканов, правильно нагрузил ТАКИЕ «линии»!.. – Слава опустил бокал на услужливо подставленный поднос. Хотел, было, взять ещё один, но предвосхитил реакцию супруги и не стал совершать столь опрометчивый поступок. – Нет, дело не во мне. На другом конце «провода» даёт команды вполне реальный юзер. Хотя, видимо, меня он неспроста выбрал. Вряд ли «Пятачку из леса» доверят подобную информацию. Есть во мне что-то такое, наверное…
– Бабушка с сенбернаром переспала.
– Чего?..

* * *

Номер Вячеслав забронировал действительно шикарный. И главное, с просторного балкона открывалась великолепная панорама черноморского пляжа. Светка первым делом выбежала на этот балкон и долго стояла, любовалась видом на морской горизонт с яхтами и парусниками.
– Ух ты! Вот это айвазовщина!
Слава постоял минуту рядом с женой, скинул ненужную одежду, вытянул из сумки первую попавшуюся пёструю майку плюс такие же кричащие о безвкусице отдыхающего шорты и принялся настраивать местную «хай-фай» систему.
– Ты уже переоделся? Молодец! – выскочила с балкона жена. – Я мигом в душ и бегом на пляж. Я мигом… И бегом…
Пока она плескалась, игрок просмотрел сообщения, «пролистал» свежие «линии» различных контор, опытным взглядом поймал неплохую «вилку», замкнул её концы на небольшую дельту, больше для азарта, чем для наживы, и захлопнул крышку ноутбука. Затем, сделав три крупных прыжка, с разгону плюхнулся на широченную кровать, перевернулся на спину и лежал, дышал влажным, ворвавшимся с улицы, субтропическим воздухом.
– Кайфуешь? – появилась, обтираясь полотенцем, Света.
– Угу, – поманил её пальцами мужчина. – Иди сюда, оцени какая кровать упругая.
– Давай, уже на пляж побежим, – попыталась оказать сопротивление жена.
– Побежим, побежим…
– Я серьёзно, мышонок. Вечер наступает, море потрогать хочется. Потом…
– Потом, так потом, – мужчина поднялся с нерасправленной постели и направился к выходу. – Я тебя в коридоре жду. Только не копайся, как обычно…
Вышел в коридор и достал из пачки сигарету. Постоял, помял её, засунул обратно в пачку. Дверь крайнего номера также открылась, и наружу выпорхнула симпатичная загорелая девушка лет двадцати трёх, в коротенькой юбочке и с длинными каштановыми волосами.
– Здравствуйте, – улыбнулась она, проходя мимо Вячеслава. – Вы здесь живёте?
– Живу… Живём… – сбивчиво ответил отдыхающий. – С сегодняшнего дня.
– А мой номер там, – махнула ручкой в сторону закрывшейся двери, остановилась перед мужчиной, затем непринуждённо назвала имя. – Наташенька.
– Вячеслав, – как-то неестественно низко и сипло получилось.
– Вы сейчас на пляж, Слава?
– Да, мы с женой…
И тут раздался голос супруги:
– Ты мне что-то говоришь?
– Ладно, увидимся, – всё поняла Наталья. – Вечером приходите в ресторан «Большой куш». Я там пою, – и направилась к лифту.
– Что ты сказал? – выбежала из номера Светлана. Бросила странный какой-то взгляд вслед удаляющейся соседке и повернулась к мужу. – Это кто ещё?
– В смысле, кто? – мужчина попытался перехватить инициативу, пока любимая не превратилась в стерву. – Мимо проходила. Просто…
– А о чём вы с ней уже умудрились договориться?
– Мы с ней?! Да она только поздоровалась, а я ответил из вежливости. И всё. Пошли уже, ждать замучился.
– Ну-ну… покачала головой женщина и также зашагала к лифту.
Пляж, несмотря на то, что солнце вразвалочку погружалось в солёную пучину, ещё не был пустынным. Довольно многочисленные отдыхающие цеплялись за последние лучи сентябрьского светила. Светлана босиком по гальке допрыгала до воды и, присев на корточки, подставила ладошки набегавшим волнам.
– Здравствуй, море!
Она несколько минут неслышно разговаривала со стихией, точно с давним другом, с которым, много лет назад, зачем-то рассталась, и вот теперь вновь встретилась. Слава в это время разделся до плавок и сидел посреди пляжа, ждал жену.
– Пойдёшь купаться, Свет, или я первым окунусь, – прервал он, наконец, «диалог». – Посмотри за вещами.
– Хорошо, иди, купайся, – супруга оглянулась на него и опять «обратилась к собеседнику»…
Минут через пятнадцать, когда Вячеслав уже сох на полотенце, Светлана «наговорилась» и тоже нырнула в воду. Вдоволь наплюхалась и примостилась рядышком.
– Здорово! Я так и представляла встречу с морем.
– А о чём ты с ним так долго болтала?
– О разном… Рассказала ему, почему так долго не получалось приехать. Попросила прощения. Море мне камушки подарило, смотри, – женщина высыпала на полотенце горсть разноцветных мокрых камней. – Правда, красивые? Завтра ракушек насобираю. Ты не обгоришь?
– Нет, я переворачиваюсь каждые две минуты.
– Вон той звезды остерегайся. Яркая очень, ожог можешь получить с непривычки.
– Ладно, – Слава накинул на пузо майку. – Я к Марсу повернусь. Можно?
– К Марсу можно. Он не жжёт. Ты жжёшь… Люди, наверное, ухохатываются над нами? Загар под звёздным небом.
Действительно, сумерки очень быстро упали на побережье, народ разошёлся, и только наша пара продолжала лежать посреди пляжа.
– «Букмекер» сегодня письмо прислал, – уставившись в небо, произнес игрок. – Пишет, что через десять дней ставка интересная предвидится.
– Кто играет, не предупредил?
– Он заранее не объявляет условия. Обычно за день-два до игры. Мысль интересную подсказал. Мне она, правда, и самому в голову приходила.
– Какая такая мысль?
– О том, что необходимы помощники. Сеть игроков с несколькими кошельками. Я сам, максимум, с десяти ящиков разных контор нагрузить могу и то, если не лайвовые ставки. А представляешь, если ещё десять человек, с десяти кошельков каждый, проставятся?! Сто ставок!
– Так они по своим документам выигрыш получат. Зачем ты им тогда?
– Надёжные партнёры должны быть. Проверенные. Если кинут один раз, больше информации не получат. А так за процент, ничем не рискуя, постоянно вместе со мной играть смогут. Деньги, ведь, тоже мои крутиться будут.
– Ну, риск всё равно существует, что хоть раз, но кто-то с деньгами сбежит.
– Риск всегда есть. Сама игра, тоже риск. «Букмекер» может когда-нибудь ошибиться.
– Пока, ведь, не ошибался?
– Пока нет, – Слава принял сидячее положение и пересыпал из руки в руку горсть гравия. – Надеюсь, и в будущем не ошибётся. Так что, пора объявлять кастинг участников-сообщников-подельников. Будешь участвовать в конкурсе?
– Я?
– Если честно, я на тебя уже несколько кошельков зарегистрировал.
– Нормально. И как же будет называться моя новая должность?
– Придумай сама.
– Кнопочница, – сразу придумала Светлана. – Есть вязальщицы, есть фарцовщицы, а я буду по команде кнопку нажимать. Устроит такое определение?
– Мне лично нравится, – не заметив сарказма, вполне серьёзно произнёс беттор. – «Кнопочники». Значит, так и будем называть сотрудников нашего «секретного подразделения». Для начала человек пять «завербовать» достаточно. На каждого придётся в разных банках счета открыть, Интернет кошельки зарегистрировать и прочую техническую лабуду устаканить. Это время займёт. Чем скорее к работе приступим, тем раньше результатов достигнем.
– А зачем тебе столько денег? – очень неожиданно прозвучал вопрос. – Мало ты сейчас, без дополнительных «кнопочников», зарабатываешь?
– Мало. Пока я даже квартиру себе приличную в Москве купить не могу.
– Себе?
– Нам, конечно, – он обнял жену и таким же твёрдым голосом продолжил. – Мы только недавно нормальной жизнью жить начали. Если расслабиться и довольствоваться достигнутым, не заметим, как назад в нищету свалимся. А второго шанса мне уже никто не даст… Пойдем, темень дремучая, а мы всё загораем. Итак, словно негры чёрные.
Прямо возле пляжа, на пирсе, стояли столики уличного кафе и зазывала вывеска «У Карпо». Видимо, владельца заведения звали столь редким именем. Купили у Карпо по бутылке «Колы» и, мимо многочисленных увеселительных заведений, прогулочным шагом, неспешно направились к гостинице.
Довольно масштабный ресторан с летней террасой «Большой куш» располагался совсем недалеко от отеля. Слава остановился, посмотрел на пустующую пока эстраду и не столько предложил, сколько само по себе это предложение вылетело:
– Вечером поужинаем здесь? Красивый ресторанчик…

* * *

Море шумело. Море предъявляло претензии о нарушении авторских прав своих музыкальных произведений. Предъявляло ветру. Последний вёл себя, как редкостный мерзавец. Признал исключительность какофонии звуков соленого оркестра, готов был выплатить компенсацию, эквивалентную утонувшим нервным клеткам, но всё равно менял тональность и, нагло издеваясь, насвистывал мелодию битловской «Жёлтой подводной лодки».
– Море, море, глупое мурло!..
Или мерло? Или каберне? Или другой сорт винограда?.. Слава очень хотел пить. Пусть даже горькую воду Чёрного моря. Он подползал по песку пляжа до границы, где останавливаются набегающие волны, подставлял открытый рот разлетающимся солёным каплям, но язык и губы оставались сухими. Тогда он подползал ещё ближе и вновь предпринимал отчаянную попытку напиться. И опять в рот не попадало ни капли.
Вячеслав перевернулся на спину и уставился в серое низкое небо. Прямо над ним летел самолёт. Не пролетал, а летел, постоянно находясь перед глазами. Слава протянул руку, чтобы ухватить самолёт за неубранные шасси, но тот вырвался и скрылся из виду.
– Хочешь пить? – голая Наташенька стояла над измученным жаждой человеком с кувшином вина и каждые две секунды прикладывалась к горлышку.
– Очень хочу, – Слава обрадовался и попытался отобрать кувшин. Но Наташенька отпрыгнула и игриво захохотала.
Он махнул рукой, в надежде выбить сосуд из объятий тупой певички, однако получилось лишь хлопнуть ладошкой по песку. Или по простыни?
Действительно по простыни… Беттор с трудом повернул напичканную взрывчаткой голову вправо и убедился, что рядом на постели никого нет. Светы, в смысле, нет. Жены его…
– Э-э-э… – Вместо имени супруги только и смог промычать несчастный. Ответа не последовало. – Све-е… – во второй раз получилось более членораздельно. – Све-ета…
Несколько минут мужчина тешил себе надеждой лицезреть хоть кого-то живого. Тщетно… Тогда он скатился с кровати и, повторяя движения недавнего сна, пополз через помещение гостиничного номера в ванную комнату. Светланы не было и там. Он открутил кран с холодной водой, сделал несколько судорожных жадных глотков и, не выключая воду, побрёл обратно.
Сотик нашёл в валяющихся посреди номера светлых брюках. Сфокусировал зрение и нажал нужную кнопку.
– Алло, Свет, ты где?
– Я в аэропорту. Прохожу регистрацию, – спокойным тоном, как ни в чём не бывало, ответила любимая. – Не звони больше. Ту-ту-ту…
– Где? – Слава прислушался к этим «ту-ту-ту» и, всё ещё плохо соображая, посмотрел в окно. И вдруг, словно ужаленный сумасшедшим шершнем, принялся натягивать эти самые брюки, влез, не одевая носки, в туфли, опять схватил телефон и заказал такси в аэропорт Адлера.
Разумеется, он опоздал. Самолёт на Москву двадцать минут, как взлетел. Светкина мобила не отвечала с момента предыдущего созвона. Вячеслав тупо бродил по зданию аэропорта и соображал, соображал, соображал…
Что же вчера произошло? Чем он мог обидеть свою жену, да так, что она молча собралась и умотала обратно в столицу? У Светланы характер, конечно, не подарок, но всему есть предел. Как так, бросить его здесь одного в полном неведении и со стёртой памятью?
Купил в буфете пять банок холодного пива, зарядил такси обратно в Сочи, с полным «боекомплектом» завалился на заднее сиденье, открыл первую банку и принялся вспоминать…
Уже на подходе к «Большому кушу», нарядно одетые супруги услышали музыку и сносный вокал ресторанной певички. Подскочивший официант усадил их так, чтобы было «хорошо и видно, и слышно».
– А это не та самая девушка, с которой ты общался днём в гостинице? – поглядывая то в меню, то на эстраду, «невинно» спросила Света.
– Та самая, – состроив мимику, передразнил жену Слава. – Я с ней не общался, а всего лишь поздоровался.
– И поэтому ты меня привёл именно в этот сарай?
– Почему поэтому?
– Потому что здесь твоя знакомая поёт.
– Она такая же моя знакомая, как и твоя. Мне название кабака понравилось: «Большой куш». Потому и позвал. И прекращай эти дурацкие… Выбирай закуску. Давай шашлык из осетрины закажем и вино абхазское.
– Заказывай, что хочешь, а я ещё почитаю, – но читала она не дольше полминуты. – Сколько же здесь музыканты зарабатывают, если в VIP-номере останавливаются? Может мне в какой-нибудь ресторанчик устроиться? Я хоровому пению в детдомовском кружке обучалась. У нас преподаватель большой и круглый такой был, словно мячик футбольный, а голос имел высокий и тонюсенький. Все смеялись, но меня он хвалил. Буду петь в своё удовольствие и жить в дорогих отелях возле моря. А-то «кнопочница»…
Мужчина, как и подобает настоящему мачо, проигнорировал спич своей спутницы, подозвал официанта и сделал мощный заказ…
Дальше память отказывалась разглашать детали вчерашнего вечера. Слава открыл очередную банку «восстановителя оперативки». Машина тем временем петляла по серпантинам горной дороги, а водитель рассказывал стандартную историю из жизни «бомбил». Кому рассказывал?
Вспомнилось, что после вкушения кавказского вина захотелось танцевать. Танцевали. И не единожды. Слава подхватывал супругу на руки и кружился с партнёршей по всему пространству помещения. Светлане нравилось.
Потом он решил спеть для жены песню. Спел плохо, но народ аплодировал. Спел для всех присутствующих в «этом чудесном ресторане». Опять хлопали. Потом направился петь дуэтом с Наташенькой про жёлтую подводную лодку на английском языке. Света пыталась остановить. Не послушал. Не зная толком ни иностранного языка, ни битловского текста, мычал нечто малопристойное. Выручила певица. Поцеловал её в щёку и дал сто баксов. Видимо, конфликт произошёл как раз после сего опрометчивого поступка…
– Мне кажется, нам пора идти в гостиницу, – жена копалась в своей дамской сумочке, скорее всего, не искала, а делала вид, что ищет какую-то вещицу.
– А мне кажется, вечер только начинается, – «солист-вокалист» грузно уселся на место. – Всё так замечательно, Светлана!
– Тебе деньги некуда девать? – она, конечно, ничего не нашла. – Может, ты вообще на содержание возьмёшь соседку, которая поутру вместо будильника арии вопить будет. За сто долларов.
– А тебя, куда я дену?
– Что?!..
– Ладно, ладно, – попытался успокоить супругу Вячеслав. – Ну, могу я себе позволить один раз в жизни заплатить музыкантам за хорошую работу?
– А поцелуй тоже за хорошую работу?
– Да, в общем-то…
– Всё, хватит, – решительно хлопнула по столу ладошкой Светлана. – Пока ты все деньги не пропил и не растранжирил, идём спать.
– Не хочу я спать, – теперь принципиально упёрся мужчина. – А деньги мои, кровью и потом заработанные, сколько хочу, столько и трачу.
– Ты их не заработал. Ты их выиграл. По чужой подсказке.
– Да хоть бы и так! – красная пелена ширмой загородила свет в глазах беттора. – Попробуй ты выиграй! Или заработай, столько, сколько я на ставках поднимаю. Ты в чём меня упрекаешь? В том, что я тебя одел, обул, сюда привёз, в конце-концов? Да, я зарабатываю по чужой подсказке. Но ведь подсказывают именно мне, а не какому-то абстрактному персонажу. Значит, заслужил чем-то? Почему тебе не подсказывают? Или вот ему, или ему?..
– Потому что, все эти люди другим способом на жизнь зарабатывают. Нормальным.
– А я, значит, не нормальным?! Зачем же ты шмотки фирменные на себя напялила, если такая принципиальная? Часики не дешёвые нацепила? Бабки мои не стесняешься тратить?
– Я тоже несколько лет за нас двоих пахала. И ты не стеснялся последние копейки из моего кошелька для своих ставок выуживать.
– Кончилось всё чем? Тем, что ты, в результате этих ставок, сыта и упакована. И я, кстати, работал не меньше твоего.
– Работал, только всю зарплату вечно проигрывал.
– Вот ты, б…, заговорила! Да если бы не я, сидела бы сейчас в своём грёбаном Хуябинске, на швейной фабрике. Так ты благодаришь?! На себя я, что ли, все эти бабки трачу? Сколько нервов убил, играя?! А ещё больше, постоянно тебе свою правоту доказывая. Казалось бы, сейчас могу себе позволить расслабиться, так нет, всё равно не прав! Это всё твой менталитет ущербный детдомовский наружу лезет. Врождённое упрямство побирушки… – Слава осёкся, осознав, что ляпнул лишнее.
Светлана, однако, сразу успокоилась. Закурила сигарету, посидела молча, а потом спокойным таким голосом произнесла.
– Ты шляпу себе какую-нибудь купи летнюю. Или бандану…
– Зачем? – растерялся мужчина.
– Что бы крышу не снесло. Ветром… – и, не прощаясь, поднялась и вышла из ресторана.
Сначала Вячеслав ждал, что жена вернётся, и они, как обычно, помирятся. Но прошёл час… Он заказал ещё вина. Прошёл другой час…
Далее следовал очередной провал в памяти. Вспомнилось только, как он жаловался Наташеньке на непонимание со стороны близких людей. Стоп. Какой ещё Наташеньке? И где?
Игрок расплатился с таксистом и направился в ресторан гостиницы. Опрокинул за барной стойкой пол стакана текилы, оставшееся в бутылке забрал с собой и заказал обед в номер.
Постучали через чур быстро. Открыл дверь и, вместо обслуги, увидел перед дверью её.
– Славик, ты мне вчера паспорт оставил на сохранение. Боялся потерять, – девушка держала раскрытые на месте фотографии красные корки основного документа гражданина Российской Федерации. С фотографии хмуро косился беттор.
Постоял, посмотрел на паспорт, затем на загорелые ноги Наташеньки и отошёл в сторону, уступая проход.
– Заходи…

* * *

Тот же самый номер, той же самой гостиницы, спустя более года, беттор заказал не случайно. Всё это время он обманывал себя надеждой, что Светлана одумается, признает неправоту и вернётся. На крайний случай, простит его, хотя мужчина упорно не желал признавать даже долю собственной вины в произошедшей разлуке. Но…
Первые месяцы он терпеливо ждал звонка, не набирая самостоятельно знакомый номер. Когда же смирил гордыню, оказалось, что московский оператор супруги давно отключен, а нового телефона он не знает.
Принялся пробивать по фамилии всех региональных операторов. Использовал связи, заплатил немалые откаты. Нашёл. Но Светлана на звонок отреагировала настороженно. Лишь поздоровалась в трубку, справилась о самочувствии и выключила мобилу.
Всю весну и лето они изредка обменивались приветствиями, а иногда посылали друг другу короткие СМСки. И Вячеслав сломался.
Используя все возможные ресурсы, включая электронную почту и даже сайт для сумасшедших перезрелых женщин «Одноклассники», он забросал Светлану запоздалыми извинениями и предложениями вернуться к родному очагу. Не проходило дня, чтобы Слава не позвонил или не прислал любимой покаянное послание. Создалось впечатление, что женское сердце дрогнуло…
Впрочем, примерно с середины октября Света прекратила отвечать на письма. Какая гадюка укусила её в очередной раз, выяснить не представлялось возможным. Вячеслав опустил руки и прекратил доставать супругу. А вскоре целиком сосредоточился на подготовке к октябрьской игре: КАМАЗ – «Кубань».
За день до матча игрок почувствовал непреодолимое желание улететь на Чёрное море, побродить по гальке, на которой они валялись, и также попросить прощения у волн. Через Интернет Слава снял знакомый номер и купил билет на самолёт. Утром, никого не оповестив, даже водителя, на аэроэкспрессе примчал в Домодедово и устремился на юг…
И теперь, набродившись по фактически пустынному берегу и поговорив с холодными волнами, вернулся в гостиницу. Одновременно следил за перипетиями игры на экране телевизора, изменениями котировок на исход матча на мониторе ноутбука и набирал номер телефона Светланы.
– Знаешь, Света, я сегодня от тебя привет морю передал. На том самом пляже, помнишь?
Она молчала.
– Море меня пыталось успокоить, обнадёжить. Спрашивало, где ты, чем занимаешься. Я врал, как мог. Оно догадалось, что я вру…
Молчание.
– Посидел «У Карпо». Кофе у него неплохой, а персонал уже весь до весны уволился. Не сезон. Но всё равно здесь хорошо. Душой отдыхаешь. Спокойно, не пристаёт никто… Прилетай?
Беттор прервал телефонный разговор и прибавил звук телевизора.
Заканчивалась семьдесят третья минута матча. Комментаторы канала «Спорт» лениво обсуждали дальнейшую судьбу Юрия Газзаева, брата известного тренера ЦСКА. А чего отвлекаться на сам матч? Там всё понятно. Чуть больше пятнадцати минут отделяют КАМАЗ из Набережных Челнов от победы над краснодарской «Кубанью». 3:1 – счёт достаточно комфортный для хозяев. Краснодарцы, в свою очередь, помня о двух заключительных домашних играх с немотивированными соперниками, особо не напрягаются. Свои «железные» очки возьмут дома. И здравствуй, Калифорн…, то есть, конечно же, «Премьер-лига»!..
Слава отошёл от гостиничного окна, за которым швыряло на пустынный пляж уже холодные волны сочинское Чёрное море, наклонился к ноутбуку и дал команду загрузить всю возможно допустимую в «live» сумму на «2» и «Х2» одновременно со всех кошельков в различных российских и зарубежных конторах. В «Фаэтоне», например, к этому времени коэффициент «Х2» был равен «6,5». Хорошо было бы накинуть на «второго», но эту ставку из фаэтоновской «линии» уже убрали. Затем опять бросил взгляд на экран телевизора. Семьдесят пятая минута. Ничего интересного. Комментаторы засыпают…
И тут «начался футбол»!..

ГЛАВА 8
DEEP PURPLE (ДЫМ НАД ВОДОЙ)
(До матча «Спартак» – «Зенит» двадцать шесть дней)

Deep purple. Бум-бум-бум! Бум-бум, бум-бум! «Smoke on the water!..» И опять бум-бум-бум… Кому-то попса нравится, кто-то от рэпа прётся, кто-то под шансон сопли глотает, а тут это классическое хардовое – бум-бум-бум! И где? В междугороднем автобусе «Краснодар-Москва»!
Вячеслав лежал на специальном спальном месте, накрывшись выцветшей кожанкой Карена, и вслушивался в доносившиеся из динамиков знакомые звуки. А ведь всё в тему! Дым над водой! Сегодня какое число? Двадцать шестое октября. А последняя в сезоне игра, заключительный аккорд, так сказать, двадцать второго ноября. На подготовку осталось меньше месяца, а я партизанскими тропами в армянской куртке к столице подкрадываюсь. И что меня ждёт в Москве завтра – одному Богу известно…
Когда прощались с водилой, на автовокзале Краснодара, повторил предложение, во время пути сделанное.
– Давай, с завтрашнего дня, как вернёшься, компьютер осваивай. Хватит тебе за баранкой торчать. Сначала трудно будет, но ты с сыном поговори, он поможет разобраться. Молодёжь сейчас продвинутая, не то, что мы в их годы. Освоишься немного, я позвоню, научу, как виртуальные кошельки открывать. И никому не рассказывай, на чём именно деньги будешь зарабатывать. С сыном тоже особо не делись, скажи: «Так, по мелочам ставлю». С его компа не играй. Вышлю денег, купи ноутбук новый. Ну, давай, спасибо тебе, Карен. Пойду я в автобус.
– Счастливой дороги, – пожал руку армянин.
– Знаешь, что? – смерил его взглядом Вячеслав. – Мы ведь с тобой одного роста? Махнёмся одеждой верхней? Ты мне свой боевой кожак, а я тебе пальто.
– Да ты что, дорогой, – смутился шофёр. – У тебя пальто фирменное, больших денег стоит, а моей куртке сто лет в пятницу исполнится. Я её только в машину и одеваю.
– Мне в дорогу самый раз, – снял итальянскую вещицу и протянул Карену. – Если хочешь, дерюгу твою потом посылкой вышлю. Ну, пока…
За окном наступал вечер. Водитель автобуса приглушил музыку. Вспомнилось объявление в музыкальном бутике: «Smoke on the water» при настройке гитары играть строго запрещается!». Видать достали продавцов заходящие в магазин «виртуозы».
Карен, по всему видно, не слишком поверил в перспективы сотрудничества. Надо будет позвонить ему через пару дней, поинтересоваться, как продвигается работа по освоению современного программного оборудования. Нихрена, ведь, не станет делать. Кончатся деньги, и опять в своё корыто залезет. А новые люди в сети нужны. Действующие, по всей видимости, уже засвечены. К некоторым, возможно, тоже приезжали. Хотя, какой спрос с «кнопочников»? Они ничего не знают, ждут команды, потом «мышкой» щёлкают. А я? Да такой же «кнопочник». Так же по команде «букмекера»: «Фас!» – щёлкаю. С той лишь разницей, что он (или, блин, она) инфу заранее сливает, дабы было время схему подготовить и людей предупредить. Вот и через месяц ожидается крупная ставка. А месяц этот ещё прожить надо умудриться. Бум-бум-бум! Бум-бум, бум-бум!..
Автобус притормозил возле поста ДПС на въезде в какой-то населённый пункт. В салон вошли два мента с автоматами и предложили пассажирам открыть паспорта на странице с фотографией. Потом пошли по автобусу, внимательно разглядывая документы. Один из сержантов поравнялся с Вячеславом, посмотрел на снимок, бросил взгляд на самого его владельца и двинул дальше. Вроде ничего особенного, а сердце ёкнуло. Менты, в результате проверки, вывели на улицу какого-то азиата, и грузный «Мерседес» продолжил движение по маршруту. Если так дальше дело пойдёт, собственный пук за выстрел принимать начну и подскакивать в ужасе. Необходимо нервы успокоить. Крепенького попить?
Очередную остановку автобуса использовал для покупки необходимых «транквилизаторов». Одному пить не хотелось. Познакомился с соседом – шибутным парнем лет двадцати трёх. Артём перемещался из кубанского края в столицу с горящими глазами и стандартным набором надежд и ожиданий. Полночи он, захлёбываясь от возбуждения, рисовал картины наполненные перспективой и оптимизмом. Его, программиста и веб-дизайнера конечно же ждали в Москве в одной очень серьёзной конторе, долго упрашивали переехать, Артём не соглашался, но в конце-концов обещанные условия работы и гонорары заставили поменять решение, и завтра будущий гений передовых технологий предстанет пред ласковым взором работодателя. Вячеслав, пока совсем не упились, чиркнул в записную книжку номер краснодарской симки пацана. И дал тому свои рабочие телефоны.
Артём представлялся идеальным готовым «кнопочником». Его и учить ничему не надо было, просто разъяснить условия сотрудничества. Минус в работе с такими продвинутыми юзерами состоял в их чрезмерной Интернет-болтливости. Постоянное ежедневное общение с тысячами себе-подобных в аськах и чатах, увеличивало риск слития корпоративной информации посторонним субъектам, некоторые из которых специально за этой информацией охотились. Перефразируя известную поговорку, выходило, что Артём являлся прекрасной находкой для разного рода Юриев Моисеевичей.
Как заснул, Слава не помнил. Проснулся только при въезде на Садовое кольцо столицы. Попросил водителя остановиться и выпрыгнул неподалеку от входа в метро.

* * *

Даничкин, несмотря на то, что являлся одним из самых высокооплачиваемых «кнопочников-органайзеров», и купил на причитающиеся ему проценты квартиру в Бибирево, продолжал работать в компании «777» на «Пражской». Когда он увидел помятого, небритого, в тёртой-перетёртой кожаной куртке да к тому же пахнущего перегаром товарища, входящего в офис «семёрок», язык издал непроизвольный и восхищённый щелчок.
– Опачки, какие мы красивые! Как только охрана пропустила? – Андрюха развеселился. – И где это ты отдыхал? В обезьяннике ближайшего райотдела? Или с «путёвыми пацанами» на городской свалке? Осталось только, по примеру Доцента из «Джентльменов удачи» произнести зловеще: «Схорониться мне надо, Митяй. Засекли легавые. Гы…»
– Схорониться мне надо, Митяй. Засекли… – как ни в чём не бывало повторил вошедший. – Кофе угостишь?
– Пошли в гостевую. Могу виски предложить.
– С утра не пью.
– А-а… – Даничкин вышел из-за рабочего стола и повёл гостя в другое помещение.
Там они развалились в креслах и, пока варился кофе, закурили сигареты.
– Что с телефоном? Я звоню третий день, ты недоступен. Как поговорили позавчера днём, так и пропал, – Андрей выдохнул дым и положил сигарету в пепельницу. – Думал, случилось что, а ты оказывается запил. Оригинал…
– Я только сегодня ночью пил. По дороге в Москву.
– Откуда?
– Из Краснодара. На автобусе рейсовом ехал.
– Ты из Краснодара, что ли, играл?
– Из Сочи.
– А почему оттуда?
– Море захотелось увидеть.
Даничкин встал, налил две чашки кофе и придвинул одну собеседнику.
– А телефон зачем отключил?
– Не отключил, выкинул.
– ???
– И ноутбук тоже, – Слава сделал пару крупных глотков и поставил чашку назад на стол. – Вычислили нас. Вернее меня. Кто, не знаю. Уходил огородами, потому так и выгляжу. У тебя всё в порядке? Никакой нештатной ситуации не возникало?
– Нет. Нормально всё, – Андрей опять взял в руку сигарету. – Деньги прошли. Часть, как обычно, на кошельках аккумулируется, остальные по банковским счетам разошлись. Приоритеты, по твоему распоряжению, ВТБ и «УралСибу» отдали. Свою дельту я с карточки обналичил вчера. Никаких эксцессов, вроде…
– А из «кнопочников» твоих никто не жаловался?
– Из моих нет. Остальных я не знаю, у тебя все данные. «Буки» что ли наехали?
– Не в курсе пока. Всё слишком загадочно и без особых пояснений, – гость допил кофе. – Ещё завари. – Откинулся на спинку кресла и потянулся, – неудобные эти автобусы. И руки и ноги затекли. Не ездил ни разу?
Андрей опять вернулся к автомату.
– Ну почему не ездил? Ездил. На выезды «зенитовские» раньше. Что делать думаешь?
– Для начала нужно обстановку прояснить. Они на меня по-любому в Москве выйдут. Там-то недоговорили. Значит, нужно либо дальше прятаться, либо, наоборот, в открытую играть. У нас сейчас с баблосом как никогда замечательно, надо адекватно отвечать, не жалея средств. С Серёгой не связывался моим?
– Созванивались, – Андрей вернулся за стол со свеженаполненной чашкой. – И сейчас созваниваемся. Каждые полчаса то я ему, то он мне. И так третьи сутки.
– Дай городской телефон.
– Боишься, что мой на прослушке?
– Бережёного, сам знаешь…- Слава взял трубку рабочего стационарного аппарата и набрал номер. – Алло, Игорь Евгеньевич? Это Вячеслав Аркадьевич. Как жизнь?.. Нет, не просто так. Посмотри мою машину внимательно, водитель её подгонит, куда скажешь. Только внимательно. Хорошо? Размер вознаграждения, сам понимаешь, царский при любом исходе. Если ничего не обнаружишь? Ну, так и хорошо. Мне спокойнее. Сергей тебе маякнёт сейчас. До встречи, – и тут же перезвонил по другому номеру. – Серёга привет. Да не тарахти ты. Всё нормально. Позвони прямо сейчас Игорю Евгеньевичу, куда он скажет, туда и приедешь. Проверите машину, сразу за мной на «Пражскую» в «семёрки». Всё, давай, жду! – и снова взял в руки чашку с кофе.
– Ого, серьёзно ты к проблеме подошёл! – Даничкин вытащил из пачки новую сигарету.
– Это ещё не серьёзно, – Слава также протянул руку к пачке. – Просто, видимо, пришло время из романтическо-дилетанского состояния выходить. Лирика – величина замечательная и творческая, но иногда красивомашущих крылышками бабочек на лету птички ловят и банально пожирают, – и опять щёлкнул кнопкой телефона. – Виталий, приветствую, это Вячеслав…
Помимо фирмы по производству контрофакта, Виталий с партнёрами имели собственное ЧОП «Вулкан». Туда входили бывшие сотрудники силовых ведомств, не удержавшиеся по ряду причин на своём месте службы. ЧОП охраняло не только пиратскую компанию, но и, по договору, крышевало другие столичные коммерческие структуры. Командиром одного из подразделений «Вулкана» работал земляк Вячеслава, бывший опер МУРа, Руслан Удальцов. О вариантах сотрудничества с этим подразделением и хотел поговорить с Виталием звонивший. Договорились о встрече вечером.
Оставалось обозначиться в офисе «Столицы Мира», но с этим звонком Вячеслав решил повременить. В комнату вошёл владелец «семёрок» и ген-директор предприятия Юрий, поздоровался с гостем, кивнул своему ведущему менеджеру и, отпустив дежурную шутку насчёт Гидрометцентра, вышел.
– И что ты вообще здесь делаешь, Андрюха? – Слава взглядом проводил директора. – Ты ведь уже больше зарабатываешь, чем сам Юрик. Да ещё и собственные секретные ящики зарегистрировал, наверное? Есть пара мне не известных кошельков?
– Не знаю, может быть и есть?.. – уклончиво ответил Даничкин. – А работаю в «семёрках» потому, что игра есть игра. Сегодня в шоколаде, а завтра в дерме. Если всё рухнет в один лучезарный понедельник, здесь мне будут всегда рады. Я – квалифицированный специалист.
– Подстраховываешься, значит? – Вячеслав тонкой струйкой выдохнул белый густой дым. – А мне вот нечем, если что, жопу прикрыть. Игрой живу…
– А как же фонд твой? Культурный кажется?
– Что, фонд? Так, фикция. Занимаемся якобы организацией каких-то мероприятий, а на самом деле воздух гоняем. Зато статус какой! А статус во все времена являлся доминирующей величиной в отношениях деловых людей. Я же не назову свою организацию «Беттинг-кружком»? Не солидно. А Культурный фонд «Столица Мира» – серьёзно и надолго. Только убыточен он изначально. Для того чтобы глаза мозолить – годится, а чтобы деньги зарабатывать – нет.
– Ну, тебе виднее, – ведущий менеджер по продажам отделочного оборудования, а по совместительству ведущий «кнопочник» Славиного «Беттинг-кружка», прочитал полученное СМС сообщение и убрал сотик в карман. – Так состоится следующая игра, или пока на дно заляжешь?
– Состоится. Примерно через месяц, даже раньше чуть-чуть. Тебе за это время предстоит новую команду набрать.
– Вот те на!.. – сразу не понял Даничкин. – Зачем новую? У меня все люди проверенные. Да и обучить не успею, сам сказал, меньше месяца до игры осталось.
– Надо так, – сначала обронил, а потом повторил спокойным тоном. – Надо! С сегодняшнего дня все участники игры работают под жёстким контролем. И отношения внутри коллектива по новой схеме выстраиваются, с учётом реалий…

* * *

Бомбу в «Ланд Крузере» не нашли, но «жучков» вытащили что дохлых пчёл из улья. Сергей, округлив глаза до размеров пятен на футбольном мяче, демонстрировал удалённые спецами микросхемы и божился, что не спускал всё это время глаз с авто.
– Что и ночью не спускал? – усаживаясь в машину, съязвил Вячеслав.
– Не, ну ночью она в гараже стоит, – задумался водитель. – Неужели там натыкали?
– Ну, ночью в гараже стои-и-ит… – опять передразнил шеф. – Поехали, не тормози.
– А куда едем, Вячеслав Аркадьевич?
– Домой, сначала, в порядок себя приведу. Потом на Пресню. Потом в офис. Что там происходит, кстати?
– Вас все спрашивают. Меня задёргали совсем. Они там с фильмом каким-то носятся. Сценаристы, режиссеры, артисты косяками заплывают.
– С фильмом? – переспросил, а потом вспомнил. – Точно! Мы же патриотическое кино собрались снимать. Про армию и флот.
– Вчера генерал заезжал. Час Вас прождал.
– Кушать все хотят, даже генералы… Остановись здесь, – Слава махнул рукой в сторону павильона. – Сходи в «Евросеть», купи симку новую, по своему паспорту.
– А какого провайдера? – водитель послушно остановил машину и открыл дверь, собираясь выскочить.
– Чего?
– Ну это… Какой компании?
– Да любой.
– А тариф?..
– Иди отсюда!
Серёга забежал в выкрашенный яркой жёлтой краской павильон. В «Столице Мира» парень работал с мая месяца. Всё это время здоровяк заменял Вячеславу водителя, телохранителя, сторожа и компаньона во время мероприятий, в одном лице. При этом, из всех сотрудников фонда, только Сергей был в курсе, чем на самом деле занимается президент. Детали игры, выстроенные схемы, штат «кнопочников» и иерархические распределения среди последних, конечно не знал и он, а Вячеслав Аркадьевич не спешил делиться с приближённым информацией, даже в пределах осведомлённости Даничкина.
– «Билайн» пойдёт? – водитель вернулся и протянул конверт.
– Да без разницы, ставь в свою трубу. Или нет, вернись, купи мне любую самую задешёвскую мобилу. Только не спрашивай, какой модели…
– А Ваша где?
– Потерял. Иди, не тяни время. Ещё в банкомат, по дороге, надо заскочить. Наличка кончилась. На бензин-то деньги остались?
– Остались. Заправил утром, – на бегу откликнулся Сергей.

* * *

Возле коттеджа в Жуковке уже ждал оповещённый по телефону Игнат. Радостно улыбался и с волнением теребил накинутый на тельник бушлат. Ещё бы слезу пустил, матрос морей узбекских. Хотя, приятно, когда хозяина так встречают…
– Здорово, Игнат, – после того, как «Крузак» влетел внутрь двора, и «боцман» затворил ворота, выпрыгнул на гальку Вячеслав.
– Здравствуй, Аркадьевич! Мы уж переволновались, где ты, да что ты? – услужливо подскочил седой домоработник. – Случилось что?
– Нормально всё, нормально,- похлопал старика по плечу и прошёл в дом.
Трехэтажный особнячок, купленный в конце прошлого года, по относительно дешёвой цене, у одного проворовавшегося чиновника, представлял собой гремучую смесь архитектурных направлений – «совкого кирпичестроения» и «русского деревянного зодчества». Первое, впрочем, явно доминировало. Большинство комнат почти год пустовали, в том числе огромное помещение, выделенное под «творческую мастерскую» Светланы.
Хозяин дома на ходу сорвал одежду и забрался под теплые ручейки воды в душевой кабинке. Надо Игоря попросить дом проверить. Наверняка и здесь «тараканы» водятся. И офис тоже осмотреть. Компьютеры вообще все поменять к ядрёной тёте. Весёлые деньки начинаются…
– Обедать будешь, Аркадьевич, – внизу в столовой Игнат копошился возле плиты. Беженец из Узбекистана, где у него не осталось ни кола, ни двора, ни родни, ни родины, знал толк в приготовлении блюд, как азиатской, так и традиционной русской кухни. Впрочем, Игнат всё делал добротно.
– Давай, перекусим, – посвежевший хозяин спустился на цокольный этаж. – И Сергея крикни.
– Да он в гараже капается. Ищет что-то.
– Пчеломатку он там ищет. Крикни, чтоб сюда шёл.
– Какую ещё пчеломатку? – перекрестился старик.
– Перелётную. Давно на юг улетевшую. В Сочи…
Игнат нихрена не понял и побежал за водителем.
– С сегодняшнего дня жизнь наша протекает в условиях приближенных к боевым, – когда все трое собрались за длинным деревянным столом, «обрадовал» своих работников «барин». – Мы с Серёгой сейчас поедем, подпишем договор о сотрудничестве с частным охранным предприятием. Бойцы этого ЧОПа, таким образом, будут нас круглосуточно охранять. Ты, Игнат, лишний раз из дому не выходи, если что надумаешь купить, сообщай лично мне. Понятно?
– Да я и так никуда не хожу, – промямлил старик.
– И хорошо.
– Вячеслав Аркадьевич, а зачем бойцы эти? Я ведь есть, – водитель состроил такой наивняк, что Слава в первый момент не нашёлся, что ответить.
– Ты есть… Ты есть водитель. Ду бист шофер – если с иноземного перевести. С монтировкой под седёлкой. Что ты этой железякой против «Калашникова» сделаешь? Или если бомбу в машину швырнут?
– Так сделайте мне разрешение на ношение оружия.
– Ага. Сделаю. Перекушу сейчас и сразу сделаю, – Слава со звоном бросил ложку в тарелку с пловом. – У меня до сих пор перед глазами мультик, где ты своей дубиной, точно Чапай саблей, машешь и за швейцаром гоняешься. И где? В центре Москвы!
– Так он Вас оскорбил!
– А если бы при тебе ствол тогда был? Я что, всю оставшуюся жизнь сало с луком в дачках на зону тебе загонял бы, да за невинно убиенного швейцара свечки в церкви ставил? Нет. Обойдёшься пока монтировкой. Пусть профессионалы охраной занимаются.
– Ну и обойдусь монтировкой, – в сторону пробубнил Сергей. – А если бомбу швырнут, никакие профессионалы не спасут. Президентов убивают…
– Господи… – опять перекрестился узбекский беженец. – Что случилось-то?
– Да ничего, Игнат, не случилось. Пока. Просто страхуюсь. Слишком вольготно мы себя начали чувствовать. Масть прёт, бизнес процветает, никто не наезжает. Так не бывает. Надо всегда к худшему быть готовым, – хозяин дома доел плов, похвалил повара и опять повернулся к водителю. – Новую машину будем брать. На эту охрану посадим. Пусть следом носятся. Принято так. Толку от этих догоняшек, ты прав, мало. Если убить захотят, никакие ЧОПовцы не спасут. Но антураж соблюдём. «Мэрином» бронированным сможешь управлять?
– Так я в армии танкистом был, – приободрился Серёга. – Час тренировок и освою.
– Значит, на днях пересядешь в более солидную модель. Иди, заводи двигатель. Выезжаем через десять минут.
– Спасибо, Вячеслав Аркадьевич, – парень вытер рот рукой, встал и направился к выходу. Возле порога оглянулся и произнёс тихо. – Вы только меня не бросайте…

* * *

– Неужто сам президент «Столицы Мира» к нам пожаловал?! – Виталий вышел из-за стола и обнялся с вошедшим. – Чай, кофе, виски, коньяк, водку? Или всё сразу? Гы-ы… – когда он ржал, его жирный подбородок трясся и ходил волнами.
– И желательно в один стакан, – Слава поддержал шутливую форму общения.
– Марина, коктейль «хронический» для нашего гостя, – толи смеха ради, толи всерьёз бросил пират секретарше. Скорее первое, так как женщина не тронулась с места, а только вопросительно посмотрела на своего босса. – Шучу, шучу. Ничего не надо, у меня в баре всё необходимое имеется. Удальцов приедет, сразу ко мне.
Секретарша вышла и закрыла за собой дверь.
– Давненько не наведывался. Что в этот раз? Бизнес наш купить хочешь или действительно охрана понадобилась?
– Насчёт бизнеса, ты мои предложения знаешь, они все в силе остаются, – гость развалился в кресле. – А охрана нужна. Причём, на ваших условиях, но Руслан должен будет лично процессом руководить.
– А что ты так Удальцову доверяешь? Потому что земляк? Так земляки, случается, тоже подставляют, – толстяк достал из бара два фужера и бутылку коньяка. – У нас служат не менее опытные командиры подразделений. Бывшие офицеры ФСБ и ГРУ. А за Удальцовым, в данное время, и так несколько объектов закреплены.
– За те деньги, что я плачу, можно Руслана с других объектов снять.
– Ну… – протянул фужер Виталий. – Смотря, конечно, за какие деньги… Помнишь, как ты у меня «отбеливателем» работал? Хорошие тогда времена были…
– А помнишь, как ты решил бабки по-лёгкому срубить и ставок без моего совета наделал? – Вячеслав отхлебнул коньяк.
– Да, влетел я тогда, – кисло улыбнулся пират. – Сейчас-то играешь или завязал?
– Иногда, по мелочёвке, ставочку-другую делаю, дабы адреналином подкачаться. Но это так, не больше штуки баксов за игру. Некогда. Недавно работу над созданием художественного фильма начал. С нуля проект продюсирую. Сейчас отсматриваю сценарии, через месяц планирую приступить к съёмке.
– О, как! – покачал головой Виталий. – В условиях надвигающегося кризиса, некоторые, оказывается, живут очень даже интересно. А мы тут на производстве света белого не видим. Диски, диски… А вот и твой Удальцов.
Мужчина, одетый в серый камуфляж, легко вошёл в помещение и замер в дверях.
– Здравствуйте, Виталий Леонидович. Вызывали?
– Да, вызывал, – махнул рукой в сторону стула толстяк. – Земляк по твою душу заявился. Говорит, без твоей персональной опёки, его непременно застрелят.
– Чего уж сразу так уныло, – поздоровался с Вячеславом за руку бывший опер. – Может, и не застрелят? Или не сразу…
– Так я ему то же самое говорю, есть у нас, мол, хорошие телохранители кроме Удальцова. А он и слушать не хочет. Подавай мне Руслана и всё!
– И на чём остановились?
– Снимаем твоих ребят с других объектов, и с сегодняшнего дня отвечаешь за каждый волосок нашего дорогого клиента. За его немаленькие деньги, разумеется, – пират повернулся к «дорогому клиенту» и пояснил теперь уже непосредственно ему. – Сейчас подпишем необходимые документы, и можешь вводить своего супермена в курс дела…

* * *

В выкупленный у Белых и в последствие переименованный культурный фонд его президент направился уже в сопровождении свеженазначенного начальника службы безопасности. Сергея оставили в «Ланд Крузере» на стоянке перед гостиницей «Международная».
Так как Вячеслав никому не звонил и никого не предупреждал о своём возвращении, а напротив влетел на шестнадцатый этаж точно бэтмен, персонал офиса не успел распределить по ролям ИБД (имитацию бурной деятельности) и был застигнут боссом врасплох. Одни сотрудницы, не щадя здоровья, дымили сигаретами, другие просто трепались, а единственный представитель мужского (хоть и с натяжкой) пола – креативный директор Вальдемар, высунувшись в окно, старательно оттачивал мастерство плевков, целясь в стоящего на тротуаре милиционера.
– Ты бы, бл..ь, так работал, как х…ёй маешься, Чинганчгук херов, – быстро расставил приоритеты президент. – Сценарии отобрал?
В течение секунды сигареты оказались погашены, разговоры завершены и маски сосредоточенности надеты на лица. Только вот «Чинганчгук» чуть не упал вниз с шестнадцатого этажа. Впрочем, и он, едва обрёл дар речи, с пачкой бумаг стоял перед начальником.
– Познакомьтесь, девушки, – Вячеслав представил коллективу одетого в камуфляж Удальцова. – Это Руслан Андреевич, начальник службы безопасности нашего фонда, человек женатый и положительный. Он занимается своим делом, каждая из вас своим, – и, упёршись в томный взгляд Наташеньки, твёрдо добавил. – Каждая! И если хоть одна б… – он не договорил фразу и прошёл в свой кабинет. – Давай сюда сценарии, снайпер, – крикнул уже из глубины помещения.

ГЛАВА 9
«СТОЛИЦА МИРА»
(До матча «Спартак» – «Зенит» двадцать шесть дней)

Руслан изучал офис. Девушки Руслана. Вальдемар занес и аккуратно положил на огромный, купленный ещё при Стасе, стол распечатки сценариев нового «патриотического фильма об армии и флоте». Президент пробежал глазами по листам и поднял голову на креативного директора.
– Сам-то читал?
– Конечно, Вячеслав Аркадьевич. Вот этот неплох, – сотрудник принялся тыкать пальцами в заголовки сценариев. – Вот этот…
– Понятно, что все тобой отобранные, гениальны в той или иной степени. Мы же не можем десять фильмов продюсировать. В один какой-нибудь ткни!
– Вот этот, – не думая, вытянул из общей кучи насаженные на скрепку три листочка, Вальдемар. – Это, конечно, не совсем сценарий, скорее рассказ, но по замыслу очень оригинален и смел. Моё мнение – выстрелит.
– А кто автор сего «оригинального и смелого» труда, – президент отложил в сторону оставшиеся сценарии, оставив перед глазами выбранный сюжет. – И название у него какое-то не слишком патриотичное.
– Автор не указан, а принёс его вчера господин Белых.
– Губернатор Вятки, что ли? – сделал вид, что не понял Вячеслав.
– Да нет, что Вы, – состроил на лице умиление креативщик. – Стас Белых, Вы его хорошо знаете. Он здесь раньше… – и запнулся, испугавшись, что ляпнул глупость.
– А-а… Стас принёс! Ладно, иди, почитаю, потом позову.
Заголовок рассказа сразу развеивал всяческие сомнения по поводу необходимости укрепления армии и флота: «Мародёр». Замечательное название. В духе укрепления… Короче, как раз в духе Стаса Белых.

Утро. К станции Раздольная медленно подъезжает и останавливается воинский эшелон с боевой техникой. Из теплушки, в которой по обыкновению перемещается разъездной караул, вываливается заспанный сержант и тут же, не отходя далеко, опорожняется по-малому. Затем, потянувшись и оглядевшись, охрипшим голосом кричит:
– Катубабаев! Катубабаев, чёрт бы тебя побрал, спишь, сволочь?
В ответ из близлежащих домов доносится крик таких же охрипших и удивлённых деревенских петухов.
– Катубабаев! Убью скотину! – сержант нехотя идёт вдоль поезда. Х/Б его расстёгнуто, ремня и пилотки нет, на ногах, вместо сапог, домашние тапочки.
Из-под брезентового накрытия одной из платформ появляется ещё более заспанная, да к тому же грязная, физиономия и, испугано моргая глазами, смотрит на своего командира.
– Значит, спишь, воин? Прости, что разбудил. Я сейчас уйду, а ты дальше спи, – сержант ехидно улыбается. – А, может, лучше в теплушку заберёшься? Я бы сам покараулил, пока ты отдохнёшь. Что скажешь?
– Нэкак нэт, товариш Ныколай Васылэвич, нэ спаль.
– Не спал, значит, мой верный страж? А рожа почему заспанная? А ну, встать!
Катубабаев вскакивает, бьётся головой о гусеницу танка, спрыгивает вниз, поправляет автомат и, наконец, вытягивается в струнку, как подобает молодому воину.
– Ладно, ладно, вольно, – снисходительно смотрит на него двадцатилетний Николай Васильевич. – Танки, вроде, все целы. Пушки враги также не успели увести. На первый раз прощаю. – Он облокачивается на плечо рядового локтем и показывает на посёлок, – Как ты думаешь, дружище. Должен ли твой любимый командир, почти уже гражданский человек, кушать завтрак, под эдаким лирическим названием – «сухой паёк»?
Катубабаев, ещё не понимая, куда клонит «почти гражданский» сержант, неопределённо пожимает свободным плечом:
– Нэ могу знат, товариш…
– Нэ могу знат,- разозлившись, передразнивает его Васильевич. – А как на боевом посту спать, знаешь? Короче так. Здесь вместо тебя Марутяк постоит. А ты – бегом в село и чтоб без двух единиц кукарекающей птицы не возвращался. Знаешь, что такое кукарекающая птица? Это курица, которая несёт яйца, или же петух, который яйца не несёт. Без разницы. Что? Тьфу, болван. Тебе не надо их нести. Понял? Выполняй. Да не попадись, а то сам станешь кукарекающей птицей. Кругом, марш! Стой. Автомат отдай, не на охоту идёшь, джигит. Теперь действуй.
Катубабаев послушно семенит в направлении ближайших домов и вскоре исчезает за углом. Сержант возвращается в теплушку – досыпать.
Через двадцать минут весь караул пробуждается от какого-то шума. Сержант и ещё один солдат подбегают к двери и с высоты вагона наблюдают занимательную картину.
Первым бежит Кутабабаев, держа в обеих руках по курице. Держит их за лапы. Те, разумеется, голосят в обе глотки что-то на курином языке. Следом бежит пожилая женщина в платке и кричит, что есть силы, на языке русском, но не литературном. Катубабаев бежит молча, уверенно и, по всей видимости, с чувством выполненного долга. Подбежав к вагону, он останавливается и, не выпуская из рук ошалевших птиц, пытается отдать честь.
– А ну быстро в вагон, дурак!
Сержант бледнеет и, пропустив в теплушку рядового, поворачивается к подоспевшей женщине. В это время другой военнослужащий выхватывает из рук Катубабаева курей и быстро отворачивает им головы.
– Изверги! Что же вы делаете-то, окаянные! Управы на вас нет! Да вы…
– Не кричи, мать. Видишь, мы в форме, значит, при исполнении, – произносит Васильевич, дрожащими руками застёгивая прореху. – Если что случилось – разберёмся.
– Вы-то разберётесь, как же! – женщина пытается заглянуть в вагон, но сержант загораживает проход. – Знаю я ваши разбирательства! На прошлой неделе поросёнка спёрли, теперь пеструшек. Я найду на вас управу, антихристы, супостаты!
Привлечённое шумом, к вагону начинает стягиваться местное население. Положение становится угрожающим.
– Мать, не кричи, – сержант спрыгивает на землю. – Ты хорошо запомнила того, кто совершил кражу?
– Да я его, Ирода, из тысячи узнаю. Не наш, это. Чёрный весь, и нос, как у цапли длинный. Ишь, повадились.
– Караул, подъём! Форма номер четыре, выходи строиться возле вагона.
Пять человек выстраиваются вдоль теплушки. «Преступник» среди них.
– Вот он! – кричит женщина и показывает пальцем на Катубабаева. – Держите его люди, он моих курей изловил.
Народ начинает возмущённо роптать. Катубабаев шмыгает носом и испугано озирается по сторонам.
– Вы точно уверены, что это он? – сержант подходит к вору.
– А кто же ещё? – поворачивается женщина к довольно большой уже толпе односельчан. – Да они тут все за одно. Глядите на этих защитничков. Последнее у бедных колхозников забирают.
– В милицию их всех, пусть там с мерзавцами разбираются! – раздаются крики из толпы.
– Не надо милицию. Мы сами – власть, – Васильевич выводит рядового из шеренги и поворачивает лицом к людям.
– Скажи, Катубабаев, это правда?
– Чето, таварищ Николай Васильевич?
– То, что сказала эта женщина? – сержант пристально вглядывается в лицо «преступника», тот, в ответ, невинно моргает глазами. – То, что ты только что нарушил присягу. Что, наплевав на воинский долг, опозорил честь всей нашей армии и флота заодно.
– Чеченец, поди, – раздаётся мужской голос. – Ишь ты, не понимает ничего, стоит. Ты, Петровна, поинтересуйся, куда он курей дел?
– Куры где? – сержант опережает Петровну.
В ответ – молчание.
– Куры где, я спрашиваю?
Катубабаев мычит что-то невнятное и кивает в сторону теплушки.
– Сергеев, посмотри, – приказывает Васильевич ефрейтору в очках и с синим ухом.
Ефрейтор прыгает в вагон и через мгновение выносит на всеобщее обозрение умерщвлённые трофеи Катубабаева.
– Итти твою мать! – разводит руками женщина. – Уже убить успел.
– Вот же гады! – возмущается народ. – То воюют, то птицу воруют. Никакого сладу с этими чеченцами.
– Я не чеченэц, – пытается оправдываться рядовой, но его уже никто не слушает.
– Караул, в ружьё! – командует сержант и кладёт руку на плечо Катубабаева. А ты подожди здесь.
Затем он подходит к Петровне.
– Значит, это ваши куры?
– Конечно мои, чьи же ещё? – удивляется та. – Он ещё спрашивает.
– И что бы вы сделали с этим мародёром, будь Ваша воля?
– Да убить его мало! – в сердцах восклицает женщина.
– Всех их, черномазых, поубивать давно пора, – кричат из толпы. – Все беды от них. И от евреев с американцами, – добавляет единичный голос, принадлежащий, видимо, местному интеллектуалу.
В это время солдаты с автоматами вновь выстраиваются в шеренгу. Катубабаев стоит отдельно и без автомата.
– Что ж, так тому и быть, – произносит Васильевич и жестом приглашает людей к вниманию. – Граждане, на ваших глазах этот солдат совершил серьёзное преступление, за которое должен понести ответственность.
– Должен! Должен! – шумит толпа.
– Я выслушал ваши мнения и сделал для себя вывод, что мародёр, действительно, достоин самой суровой кары.
– Достоин! Достоин!
– Катубабаев, ты хочешь, что-нибудь сказать… Напоследок?
– Ныкак нэт, – опять шмыгает носом «преступник».
– Тогда, караул, оружие к бою!
Четыре солдата передёргивают затворы и направляют автоматы на Катубабаева.
– Вы что надумали-то? – испугано смотрит на эти приготовления Петровна.
– За преступление против мирных граждан, – торжественно произносит сержант, также перекладывая из руки в руку «Калаш».
Толпа торжественно замолкает.
– За предательство интересов российской армии и флота, заодно, – продолжает Васильевич.
– Господи, что ж такое делается-то. Может и не он это вовсе, – ещё больше пугается женщина.
– Рядовой Катубабаев приговаривается…
– Да не нужны мне эти куры, пропади они пропадом. Может быть он голодный совсем.
– Приговаривается к расстрелу!
– Ах! – ахает народ.
– Ох! – охает Петровна. – Да неужели к расстрелу?
– Пли!!!
Звучат выстрелы. Катубабаев, раскинув руки, точно крылья только что преставившихся птиц, падает лицом вниз на гравий.
– Фашисты! – крестится женщина и, развернувшись, бежит в сторону посёлка. Следом разбегаются остальные местные. Через минуту возле вагона не остаётся ни одного деревенского жителя.
Сержант дожидается, когда селяне исчезнут, затем медленно подходит к расстрелянному.
– Слышь, Сергеев. А вы его случайно не замочили? Что-то долго не встаёт. Ну-ка, помоги перевернуть.
Они вдвоём переворачивают Катубабаева на спину, и в этот момент последний открывает глаза.
– Ну, слава Богу, кажется, ожил. Что, напугался? Как не напугаешься, если мы на тебя почти все холостые патроны истратили. Теперь воскресай и поднимайся. Нужно курей, из-за которых ты погиб геройски, ощипать.
Все запрыгивают обратно в теплушку. Поезд трогается и уезжает из Раздольного.
Во дворе своего дома Петровна плачет и рубит головы оставшимся курочкам…

– Иди сюда!
– Понравилось? – в глазах Вадьдемара светился искренний интерес.
– Слушай по буквам. Мы снимаем патриотический фильм о героических традициях армии и флота. Где в вашем с Белых произведении присутствуют героические традиции армии и флота?
– Что касается флота, то там два раза о нём упоминается…
– Пошёл вон!
«Во, клоуны», – когда креативный директор вылетел из кабинета, точно вирус гриппа из корзины с чесноком, усмехнулся Вячеслав: «А рассказ прикольный. Может и вправду увековечить?» Он набрал номер телефона Белых.
Бывший владелец фонда, наряду с Даничкиным, работал теперь у Славы «топ-кнопочником» или «органайзером». Выдумыванием названий должностей для своих тайных сотрудников беттор занимался сам лично. Хотя, если бы доверил это занятие Белых…
– Стас, тебе заняться больше нечем, как рассказы писать? Денег что ли не хватает, или творческая невостребованность гложет? Что за «Мародёр» у меня на столе у других достойных авторов кусок хлеба отнимает?
– Ну, ты подумай сам, – с ходу начал парить мозги «органайзер», – подход обязан изобиловать нестандартными PR-решениями. В духе концептуального самоограничения сценарного плана…
– Я же тебя просил не злоупотреблять наркотиками!
– Да я не то, что злоупотребляю, я злоупотребление из рациона исключил в допустимой последовательности.
– Что в допустимой последовательности? – Вячеслав попытался перевести фразу на съедобный для мозга диалект. – Заскочи ко мне завтра. Объяснишь. И готовь новых «кнопочников» к игре. В субботу в шестнадцать ноль-ноль предоставишь список людей, здесь, на общем собрании «органайзеров», – беттор не стал шифроваться и выложил информацию «в прямом эфире» по телефону.
– Как новых? Зачем новых? – закудахтал Стас. – Чем тебе мои «кнопочники» не угодили? Что я людям скажу?
– Можно подумать, не найдёшь чем «людей» занять. Разберёмся, – и положил трубку.
Рабочий день минут пятнадцать, как закончился, но персонал продолжал создавать ИБД, не трогаясь с места. Лишь Наташенька, на правах фаворитки, вальяжно вошла в кабинет шефа, закрыла за собой дверь и уселась на стол перед Вячеславом, выставив на обозрение крепкие ноги.
– Отпускать народ? Вахтенная смена закончилась.
– Отпускай.
– Сам скоро поедешь?
– С Русланом надо обговорить условия работы. Сколько времени займёт, не знаю.
– Почему такие меры предосторожности? Раньше ты без службы безопасности обходился. Нам войну объявили?
– Вроде того.
– Я, в твоё отсутствие, кое-какие мероприятия наметила. Переговоры провела. Будешь смотреть?
– Потом. Ты девочка умная, сама справишься.
– Расслабиться не хочешь? – она своей туфелькой слегка коснулась его бедра.
– Хочу, но не сейчас. Дел ещё много.
– Я могу подождать. С тобой потом выехать.
– Нет.
– Ну, как хочешь, – она спустилась со стола и отправилась обратно к двери. – Пойду сотрудников обрадую.
Сотрудники обрадовались и быстро очистили помещение офиса. Остался только Руслан. Слава махнул ему рукой, чтоб немного подождал, а сам включил компьютер и заглянул в почту. Среди разного рода ненужного спама высвечивалось сообщение от «букмекера».
– Ты всё сделал вовремя. Молодец. О проблемах знаю. Приму меры. Следующая игра по намеченному плану – 22 ноября. Подробности и нюансы ставки позже. Если есть вопросы, задавай.
Вопросы, конечно, были, но спрашивать о серьёзных вещах через «мыло» Вячеслав не стал. Пока, по крайней мере…
Он выключил комп и вместе с начальником службы безопасности вышел в коридор гостиницы.
– Сегодня из джипа килограмм «жучков» вынули, поэтому, пока оба помещения не проверят, лучше здесь поговорить.
– Давай я завтра специалистов приглашу опытных, они оборудование специальное привезут, – Удальцов нисколько не удивился.
– У меня в ФСО человек есть надёжный. С ним уже договорились, проверит. А в дальнейшем, придётся кому-то из твоих бойцов ночевать постоянно в офисе. Иначе все наши труды по выявлению прослушки напрасными окажутся.
– Не вопрос, – бывший опер внимательно осмотрел дверь. – Скажи, Слава, от кого, хоть, угрозы исходят? С кем бодаемся?
– Я, Руслан, этих людей не знаю. Один Юрий Моисеевич, – игрок опередил ехидный вопрос быстрым ответом. – Нет, не мэр столицы, – и описал внешность седого мужчины. – Другой Константин Николаевич, – сделал набросок со второго. – Общались три дня назад в Сочи. Оба прилетели, опять же по их словам, из Москвы, специально на встречу со мной. Значит, здесь эти ребята на меня по-всякому выйдут. Вот и вся информация. Если какой-то свет прольёшь, будем знать, в каком направлении дальше двигаться. Попробуй через свою базу данных пробить. Помоги…

ГЛАВА 10
ЧЁРНЫЙ СПИСОК
(До матча «Спартак» – «Зенит» двадцать один день)

Общий сбор «органайзеров» Вячеслав, первоначально, запланировал на первое ноября. Но ближе к субботе он решил отодвинуть «планёрку» в глубь месяца. Этому решению способствовали два обстоятельства. Во первых, так и не поступила информация от «букмекера» по сути самой ставки. Известно было лишь, что в прицеле матч последнего игрового дня Премьер-Лиги по футболу между «Спартаком» и «Зенитом» в Лужниках. Вторая причина заключалась в том, что до общего сбора и оглашения заветной инфы, организатор хотел лично пообщаться с каждым из своих «топ-кнопочников». Первым он назначил встречу Стасу Белых.
Стас динамил всю неделю, обещаясь подъехать в офис, пока Вячеслав в довольно жёсткой форме не выдвинул ему ультиматум: «Либо в субботу, либо нахрен!»
Разумеется, в субботу Белых отзвонился за два часа до назначенного времени и доложил, что давно «тусуется в неимоверных ожиданиях» в холле «Международной».
– Тусуйся, скоро подъеду, – оценил расторопность «главный органайзер» и отключил телефон.
Несмотря на выходной день, новый бронированный «Мерседес» торчал в пробке. Серёга ругался матом и поминутно нажимал клаксон. Спокойный, точно, глыба снега, Руслан, посмеивался и пытался остудить пыл нетерпеливого водителя. Слава развалился в одиночку на заднем сидении и старался собраться с мыслями.
– Сегодня «кони» с «мясом» играют. Дерби – центральная игра всего чемпионата. «Спартак» много лет не может армейцев победить. Уже поколение болельщиков появилось, которое не помнит даже, что есть такое – выиграть у ЦСКА. Может все эти люди сейчас на матч спешат, оттого и пробки?..
– Сумасшедшие люди, – зло отреагировал Сергей. – Сидели бы дома в субботу, чаи с пивом гоняли. По телеку, что ли, нельзя посмотреть футбол?
– Не скажи, по телевизору – это совсем другое зрелище. Дома сидеть рядом с женой и тёщей, и на трибуне, где пятьдесят тысяч орут и беснуются, несопоставимые величины. Возьму скоро с собой на стадион, сам всё увидишь и прочувствуешь. Многие люди не понимают разницы, пока хотя бы один раз в живую игру не посетят.
– Вот уж, чего не люблю, Вячеслав Аркадьевич, так все эти фанатские дела. Тем более в нашем чемпионате. Нет, я ещё игру сборной могу посмотреть. Но чтобы клубы… Блин, да шевелись ты уже! – водитель опять загудел, обращаясь, таким образом, к впереди стоящему «японцу». – Блондинок за рулём много, а не фанатов. Потому и пробки…
Президент и начальник его службы безопасности заулыбались и понимающе переглянулись. Руслан повернулся к своему непосредственному шефу и достал из внутреннего кармана фотокарточку.
– Всё ещё интересно, кто с тобой в Сочи беседовал?
– Разумеется, – Слава сознательно не торопил эти дни Удальцова, предоставляя последнему собрать по возможности более плотные сведения.
– Этот Юрий Моисеевич?
Беттор сразу узнал седовласого незнакомца. Правда, на снимке тот выглядел несколько моложе, видимо фотографировали лет десять назад.
– Он. Молодец, быстро нашёл.
– Работа такая, – Руслан не стал забирать карточку, оставив её президенту фонда. – Это Дуглас. Юрий Моисеевич Лебядко. Смотрящий за столичными и не только столичными игровыми заведениями, как то: казино, различные залы пожирающих наличку автоматов, «одноруких бандитов» и тому подобные. Сейчас, когда большинство игровых клубов ушли в подполье, старается, для отвода глаз, вложиться в реальный сектор экономики. С Виталием сотрудничает, но большего об их отношениях, сам понимаешь, сказать не могу.
– Почему Дуглас?
– Видимо, в молодости, считал, что на актёра, сыгравшего Спартака, походит. Я сразу про него подумал, когда ты впервые сообщил о встрече. Решил немного сведения обновить. Он у нас в МУРе в оперативной разработке ещё двадцать лет назад находился. И не только у нас. ГеБешники его, знаю, вели. Потому-то и на свободе с конца восьмидесятых. Умеет с нужными людьми делиться. Самостоятельно прорабатывает все схемы. Умён. Хитер. Осторожен.
– Где базируется, знаешь?
– Как не знать. На Новом Арбате. Адрес и телефоны я тебе на обороте нарисовал.
– Что ему от меня надо?
– Я даже не знаю толком, о чём у вас на встрече речь шла. Ты же меня в курс дела не поставил.
– Ладно, поставлю в ближайшее время… – убрал снимок в портфель. – А по второму есть какая-нибудь информация?
– Константинов Николаевичей в Москве очень много. Пока пробиваем…
– Правильно я, значит, сделал, что тебя и твоих волкодавов нанял?
– О безопасности подумать, пока не выяснили, чего Дуглас вымучивает, конечно, правильно. А что касается моей компетенции – это время покажет…
Обе машины (к заднице «мерса» прилип джип с охраной) въехали на территорию «Международной» с большим опозданием. Стас в фойе втюхивал какие-то бредовые идеи администратору отеля, знакомому ему ещё по временам аренды собственного офиса. Заметив Вячеслава, он всплеснул руками, нарисовал на физиономии радость вперемежку с озабоченностью и тут же забыл про служащего.
– У меня хорошие новости!
– Во как! Ты инвесторов нашёл под фильм? – Вячеслав первым шагнул в лифт.
– Нет, не инвесторов, – как ни странно, «органайзер» сегодня не выглядел обдолбанным. И даже изъяснялся на вполне сносном русском. – На роль главной героини согласие дала САМА Маша Румянцева. Пробы во вторник.
– А какая женская роль в нашем кино главная?
– Медсестры.
– Что-то я не помню в сценарии никаких медсестёр.
– Ну мы же не статичные ретрограды от графомании? Всё течет, всё поворачивается. Я уже переписал некоторые диалоги. Добавил, в частности, героических работников военных госпиталей. Сам ведь просил патриотической тематики догрузить.
Теперь президент засомневался в загадочной вменяемости Белых. Возможно, только что снялся и не достиг «фазы стабильности». Слава вышел из лифта, быстро миновал расстояние до двери офисного номера, возле которой дежурил боец группы Удальцова и, в сопровождение начальника службы безопасности и обдолбанного-необдолбанного «органайзера», проследовал в помещение. Руслан привычно расположился на кожаном диване в рабочей комнате, а Стас прикрыл за собой дверь директорского кабинета и уселся за стол напротив беттора.
– Понимаешь, Маша Румянцева – это гарантия кассового сбора. Прокат возьмёт картину без откатов только благодаря одному её присутствию на съёмочной площадке.
– Ага, прокат без откатов на гарантии звёздочки Маши. Понял…
– Ты можешь сколько угодно иронизировать, – сделал вид, что обиделся Белых. – Можно вообще без звёзд кино снимать. Только потом не спрашивай, почему фильм лишь на пиратских копиях DVD-формата, по двадцать лент на одном диске, в убитом качестве, производства нашего доброго толстяка Виталика, приобрести можно.
– И когда, говоришь, пробы этой Румянцевой?
– Во вторник. Только зачем ей пробы? Её и так вся страна знает. Оговорите условия контракта, и начинаем процесс. Я, со своей стороны, Машу подготовил.
– Догадываюсь, – давно догадался президент. – И сколько процентов от суммы гонорара составляет твой личный процент?
– Ну, если только ты сам догадаешься меня отблагодарить за проделанную работу, – не растерялся тёртый калач Стас Белых. И сразу перевёл разговор на другую тему. – Двадцать второго играем?
– Играем.
– И на какое событие ставим?
– Пока не ясно, – Слава вспомнил о начавшемся матче и щёлкнул телевизионным пультом. – Совсем с тобой заговорился, про дерби забыл. Ну-ка подвинься, какой счёт? По нулям пока?
– По нулям, – отставил на метр в сторону стул «органайзер». – А почему мы на сегодняшнюю игру ничего не поставили? Серьёзный ведь матч.
– Ставь личные деньги и играй сколько хочешь. На кого бы ты сегодня нагрузил, к примеру?
– На ЦСКА, конечно, – постарался угодить шефу Стас. – «Мясо» никакое в этом сезоне, а армейцы на ходу.
– Посмотрим, – процедил Вячеслав. – Мы ведь не гадаем, а данные отрабатываем. А данных по текущему матчу не было.
– А ты знаешь, как тебя бетторы на игровых форумах обзывают? – неожиданно выдал Стас.
– Как? – не понял подвоха Вячеслав.
– Букмекером.
– Как?! – ещё раз переспросил и уставился на своего «топ-кнопочника» «топ-органайзер».
– Букмекером, – повторил с явным удовольствием Белых.
– Это ты где таких определений нахватался?
– Да зайди на форум «Фаэтона», там давно обсасывают тему «потрошителя буков» с ником «букмекер».
– А причём тут я? Я под своей фамилией во всех конторах зарегистрирован.
– Об этом-то и спорят. Одни пишут, что ты сознательно инфу другим игрокам сливаешь, чтобы «букам» отомстить, другие считают, что процент берешь за подсказку. Я, конечно, молчу, в тёрки не ввязываюсь, но очень уж много игроков на тебя ссылаются. Причём по фамилии-имени-отчеству называют. Это сколько же людских ресурсов в твоих схемах задействовано? Не ровен час, скоро перекроют нам всем кислород. Слух идёт, что конторы составили специальный секретный чёрный список «потрошителей» и, без объяснения причин, заморозят счета всех, кто взаимодействует с этими «потрошителями». В первую очередь, с тобой, – Стас, довольный произведенным эффектом, откинулся на спинку стула.
Вячеслав вошёл на страницы форума «Фаэтона» и в течение десяти минут перечитывал посты. Белых не врал. Форум пестрил перепиской и сообщениями игроков на тему загадочного «букмекера». Частенько, в связи с этим логином, выплывала его фамилия. Охо-хо…
– А чего ты раньше-то молчал?
– Да я думал, ты управляешь всем этим процессом. Моё дело – получить указание и помощников работой загрузить. Кстати, ты реально решил поменять «кнопочников»?
– Что? – вышел из задумчивости Слава. – Да нет, пожалуй, ограничимся старыми кадрами. Скажи людям, что скоро игра. Успокой…
– Вот и хорошо, – обрадовался «топ-кнопочник». – Народ у меня проверенный, косяков не допускал никто ни разу. Зачем рисковать? Новые сотрудники – это всегда геморрой, – и, повернувшись в сторону телевизора, констатировал факт. – Ноль-ноль после первого тайма. Перерыв. Да оторвись ты от компьютера…
– Аркадьевич, – дверь открылась, и на пороге появился Удальцов. – Тут к тебе пацан пришёл, говорит, ты встречу назначал.
– Какой ещё пацан? – президент никак не мог перезагрузиться после череды Стасовых «новостных файлов».
– Артём.
– А… – вспомнил и махнул рукой. – Запускай, – затем махнул другой рукой «органайзеру». – Подожди, Стас, в большой комнате.
Белых покосился подозрительно на Артёма и, ни слова не говоря, вышел вслед за Русланом из кабинета.
– Привет, гений компьютерных и прочих нанотехнологий, – указал своему недавнему попутчику на стул, где только что рекламировал звезду Машу «топ-кнопочник». – Не оправдались твои надежды покорения Москвы блицкригом?
– Ещё пока собеседования прохожу, – кисло промычал «гений прочих нанотехнологий».
– А что так долго? Ты же кричал, тебя ждут не дождутся, место держат, квартиру сняли. Или мне померещилось в ночи?
Парень лишь плечами пожал. Не на такой приём в столице он рассчитывал…
– На самом деле, ситуация стандартная. Я ещё в автобусе знал, чем твои планы обернуться. Сколько вас романтиков сюда на огонёк слетается. Живёшь-то где?
– У приятеля. Но это ненадолго, он сам на птичьих правах у хозяев комнату снимает.
– На птичьих правах… – повторил и посмотрел на гостя несколько секунд выжидающе. – Нам сайт нужен. Даже не один, а парочка. У «Столицы Мира» электронная визитка в постоянной доработке, иди сюда, глянь, – он немного развернул монитор, чтобы Артём мог видеть. – Денег разработчики содрали немаленькие, а конца и края их возне не наблюдается. Пора с этим безобразием покончить. Справишься?
– Да, в общем-то, ничего сложного, – пощёлкал мышкой программист, полистал страницы незапущенного проекта и уселся на прежнее место. – Можно поработать.
– Вот и хорошо, – вернул монитор в исходную позицию Вячеслав. – И ещё, мы тут фильм вздумали снимать. Так же информационный сайтик понадобится. Это тебе Стас объяснит позже. Наркотиками не увлекаешься? Ну там, я не имею ввиду тяжёлые, вроде героина или кокса. Ганджубас не покуриваешь?
– Нет, – замотал головой парень.
– Этого дурака уже никакой наркодиспансер не исправит. Поэтому объяснять давно бесполезно. Но если узнаю, что ты, под его зловредным влиянием, баловаться начал, выгоню сразу. Договорились?
– Договорились.
– Рабочий день у нас с десяти до шести. Особо продвинутые к девяти приходят. В твои обязанности будет также входить техническая поддержка всего офисного оборудования. Ну там, компьютеры, факсы всевозможные. Вирусы устранять… Короче, сам догадаешься… – президент вспомнил о футболе и глянул в телевизор. Начался второй тайм. По прежнему – нулевая ничья. – Но это только твоя формальная работа. Сейчас поговорим об основной…
Он набрал номер и пароль и вошёл в свой именной игровой кошелёк букмекерской конторы «Фаэтон». На счету оставались 250 634 рубля 11 копеек. Котировки в «live» на победу армейцев были не высокими. Однако, если «кони» первыми забьют гол, коэффициенты вообще могут упасть. Слава загрузил максимально допустимую сумму на победу первого.
Ставка не прошла. Вместо оповещения об успешном завершении операции, выплыла красная пугающая строка: «Все движения по игровому кошельку временно заблокированы». Оп-па!..
– Оцени-ка опытным взором, что это мне такое выслали? – опять подозвал к монитору Артёма. – Что за красная метка?
– Вас забанили. Обычная практика, – резюмировал «спец». – Пишите админу.
Беттор не стал писать никакому админу, а по очереди принялся открывать электронные кошельки других контор. При попытке сделать ставку, везде появлялась похожая вывеска. «Буки» забанили Вячеслава Аркадьевича без какого-либо предварительного объявления войны.
Пока игрок обдумывал ситуацию, Прудников прошёл по лёвому флангу, навесил на угол штрафной Быстрову, тот скинул мяч под удар Баженову, и «Спартак» повёл 1:0.
«Ну и хорошо, что на наших не поставил», – немного успокоился беттор. Потом поймал мысль, перезагрузил комп и вошёл в, давно никем не использовавшийся, игровой кошелёк Светланы. На её счету откуда-то замышились 56 рублей. Он загрузил их в «live» на «первого», и ставка прошла: «Ага, стреляйте, всех не перестреляете…»
– У тебя будет оклад тысяч сорок русских. Для начала хватит. Плюс прямо сейчас получишь подъёмные – штуку зелени. Сегодня не рабочий день, бухгалтера нет, а ключи от сейфа я оставил дома. Ладно, займём у Белых. Или, на крайняк, внизу в банкомате снимем. Найди по-быстрому квартиру с нормальным Интернет-провайдером. Жильё также «Столица Мира» на первых порах оплачивать будет. Устраивают условия?
– Естественно, – естественно согласился пацан. – А в чём основная работа заключается?
– О том, чем ты занимаешься в офисе, о разработке сайтов, о культурных программах фонда, ты можешь везде и всем рассказывать громко и без умолку. То, что услышишь с этой минуты, не должен говорить никому. Ни сотрудникам, ни посторонним. Это конфиденциальная информация касается только нас двоих. Договорились?
– Договорились, – и теперь уже несколько встревожено повторил предыдущий вопрос. – Что я должен делать-то?
– Помнишь, в автобусе, мы коснулись темы букмекерских пари? Я задавал тебе вопрос: «Смог бы ты найти человек десять уверенных пользователей профессиональным компьютером, легко поддающихся обучению, ну и, вдобавок, порядочных, для сотрудничества в области профессионального беттинга?»
– Если проще, смогу ли я предоставить энное количество геймеров для участия в букмекерских пари?
– Правильно. Только не предоставить, а самому контролировать весь процесс. У нас эта вакансия называется «органайзер» или «топ-кнопочник». Геймеры-юзеры являются просто «кнопочниками».
– «Кнопочники»? – заулыбался Артём. – А кто придумал так обзывать игроков?
– Да… – отмахнулся президент. – Давно дело было. Ты получаешь команду непосредственно от меня и оперативно запускаешь маховик всей машины. То есть, новый десяток «кнопочников», уже по твоей команде, грузят с различных кошельков на нужное событие. Оговоренный процент остаётся у них, остальное должны перевести на указанные банковские реквизиты. Ты имеешь дельту от всех операций. Понятно?
– Понятно, – легко понял программист.
«Быстро он уловил», – подумал про себя беттор: «Другим приходилось по нескольку дней разжевывать. Даже Белых».
– Вот и замечательно. Следующая игра 22 ноября. Сколько геймеров успеешь подготовить?
Парень принялся что-то подсчитывать в уме. Шевелил губами пару минут. Затем выдал.
– Пару тысяч смогу…
– Что значит пару тысяч?!
– Пару тысяч «кнопочников».
– Сколько?!!
– Ну, сегодня я разошлю предложения по «личкам», чаты грузить такой инфой не стану, утром получу подтверждения.
– То есть, вся мировая паутина узнает о грандиозных планах потрошения «буков». Замечательно! Не надо столько. Проконтролировать не сможем.
– Я смогу.
– Да? – Вячеслав прикинул, сколько ставок с различных кошельков сделают две тысячи «кнопочников». Потом помотал головой, освободился от бредятины и очень серьёзно обратился к новому «органайзеру». – Не надо столько. Выбери самых надёжных и не болтливых. Хорошо?
– Ладно, две-три сотни для начала оставлю. С кем я лично каждый день общаюсь. А Вас давно из-за подобной практики забанили?
– Не знаю. Ты побегай сегодня по сайтам контор и игровым форумам. Постарайся выудить всю информацию обо мне, так называемых «потрошителях» и человеке с ником «букмекер». Если увидишь связь, сразу маякуй. Хорошо? – и крикнул громко, чтобы услышали находящиеся в соседнем помещении.
– Стас, иди сюда!
Когда бывший директор офиса появился на пороге, Вячеслав представил нового специалиста по «техническому обеспечению компьютерного оборудования».
– Знакомьтесь, Артём займётся продвижением сайта нашего многострадального патриотического блокбастера. Обрисуешь ему все необходимые детали. Креативно обрисуешь, – встал из-за стола, бросил взгляд на экран. Жирков, словно молодой разъярённый бычок, бодал и материл арбитра. Тот размахивал красной карточкой и пытался выгнать Юру с лужниковской поляны. – Доп…..ся, супермен тамбовский, – сплюнул на пол беттор. – Пролетели наши, сбылась мечта «поросят». Дай, кстати, Артёмке косарь баксов, у меня с собой нет. В понедельник верну. И не строй рожу такую…

ГЛАВА 11
ОРГАНАЙЗЕРЫ
(До матча «Спартак» – «Зенит» десять дней)

Сообщения от «букмекера» Слава получил с интервалом в десять минут. Первое выглядело так:
– привет долго клаву не топчи тупо ставь на победу 2. зы)))).
«Зы», так «зы»… Беттор восседал в кресле с высокой спинкой, в халате, в спальне на втором этаже, за монитором домашнего компа. С дымящейся сигаретой, в минорном настроении…
Двоечка – это питерский «Зенит». «Тупо ставь на победу» – банальное грузилово на выигрыш клуба из Северной столицы. Раньше такого не было. Раньше ставки на заведомых фаворитов считались плебейской забавой. Гопниковской шуткой в элитном беттинг-обществе. Вкусы поменялись? От перевода на общедоступный человеческий: «долго клаву не топчи», – Вячеслав пока воздержался.
Второе сообщение догнало предыдущее, точно военный крейсер, с многотонным водоизмещением, утлую пиратскую шхуну с пьяным экипажем и одноглазым капитаном:
– Здравствуй, Слава. Надеюсь, у тебя всё в порядке. Думаю, пришло время пообщаться воочию. В следующую субботу ставка – «второй». По окончанию игры, ты получишь данные о порядке проведения нашей встречи. Сверим общий приход. До скорого-))
Это чего? Это один человек писал?!..
Беттор ещё раз сравнил послания. Второе и стилистически и орфографически вполне соответствовало предыдущим сообщениям «букмекера». Изначально он на «Вы» обращался. После нескольких удачных игр перешёл на «ты». Даже если принять в расчёт некоторую натянутость формулировки «данные о порядке проведения встречи», всё равно подчёркнуто вежливый стиль «дорогого советчика» прослеживался. Но чтобы «топтать клаву»!..
И ещё один момент насторожил. Под обтекаемым предложением «сверить общий приход», явно угадывалось желание «букмекера» обозначить приоритеты. Показать, кто в тайге хозяин. Намёк поделиться?
На всякий случай запросил подтверждение информации.
– Ещё раз, пожалуйста, продублируйте выбор события?
Ответ, как всегда, последовал незамедлительно:
– Победа второго, частично допускается с форой «-1». Удачи!
То есть, есть довольно нехилый шанс, что питерцы привезут «мясу» несколько голов, а в свои не пропустят или пропустят «дурака». Понятно, зачем это нужно «Зениту». Но вот неужели «Спартак» Европу следующего сезона отдаёт? Или надеется через кубок пробиться? Или не надеется, а знает? Во, игры у них там!..
– Игнат! Иди-ка сюда на минутку!
– Да, барин! – заскрипел деревянной лестницей старик.
– Какой я тебе барин? Сколько раз запрещал так себя называть? Ещё баем обзови…
– Прости, Аркадич, сорвалось, – подошёл к столу Игнат. – Чего звал?
– Читать умеешь? – и, дождавшись утвердительного кивка головы, продолжил. – Посмотри на эти два сообщения. Мог их прислать один и тот же пользователь?
– Кто?
– Ну, человек. Отправитель этих сообщений, – Слава поочерёдно открыл первое и второе сегодняшнее послание.
– Я, Аркадич, первое не разобрал. Дивное оно какое-то. А второе здраво написано.
– А вот это кто из них прислал, как думаешь? – показал он пришедшее позже подтверждение.
– Не следователь я, – попытался вникнуть в суть «частичных фор» узбекский русский. – Моё дело за двором смотреть да кашу варить. Второй, наверное.
– Молодец. Я тоже думаю, что второй. Ступай, крикни Серёгу. Как Руслан вернётся, скажи, чтоб поднимался к нам наверх. Будем совет в Филях проводить.
– Где?
– В Жуковке, в смысле… Или подожди, вместе спустимся. Подышу воздухом.
Они вдвоём переместились на первый этаж. Игнат, по указке «барина» занялся приготовлением кофе, а Слава прикурил новую сигарету и вышел во двор.
Сергей и один из ЧОПовцев занимались важным созидательным трудом. По очереди метали топор в деревянный столб. Сергей обладал более массивной фигурой и длинными руками, «томагавк» устремлялся в сторону мишени с яростью фашистского истребителя. Попадал через раз. По чётным числам. В нечётный раз снаряд пролетал мимо столба, угрожая проделать в заборе дыру. Охранник кидал не так размашисто, но получалось точнее. Серёга злился и каждые две минуты обречённо брёл в глубь двора, выискивать неуправляемый топор. Хозяин дома достал мобилу и набрал питерский номер.
– Да, слушаю Вас? – говорившему, разумеется, не был известен этот набор цифр. Симку купили вчера по паспорту левого новгородца.
– Здравствуйте, Глеб Адольфович.
– Вячеслав Аркадьевич, я только что хотел сам позвонить, – сразу изменился тембр голоса представителя «культурной столицы».
– У умных людей мысли всегда сходятся, – переделал поговорку беттор. – Ну как, нашли нужного человека?
– Разумеется. Мы уже ввели его в курс дела. Он знает свои обязанности. Ждёт звонка от Вашего сотрудника. Скинуть смс-кой номер?
– Да, на этот телефон. Вы нам очень помогли, моя благодарность безгранична.
– Спасибо. Лишнего мне надо.
Через минуту сотик запищал. Слава глянул полученный номер и свистом остановил молодецкие игрища. В обозримом пространстве двора не в меру разгорячённый водитель уже вовсю толкался с охранником. Видимо, спорили о тактике топорометания…
– Всё, зарыли томагавки! Сергей, подойди, разговор есть, – когда здоровяк приблизился, глянул на серое осеннее небо, на мокрые листья, кое-где сиротливо облепившие гаревую дорожку, поёжился и затушил сигарету. – Чего не поделили в этот раз?
– Да чё он умничает? Учит меня, как правильно топоры швырять!..
– Так он же чаще попадает, потому и подсказывает.
– Случайно…
– А просто признать ты не можешь, что в чём-то разбираешься или что-то делаешь хуже других? Критическая самооценка присутствует хотя бы в небольшой пропорции?
– Если бы Вы, Вячеслав Аркадьевич, мне замечание сделали, я бы признал. А он кто такой?
Оба вернулись в помещение. Игнат заботливо поднёс чашечку кофейку «барину». Тот отхлебнул и вернул посуду старику.
– Скажи, Игнат, случается, что ты совершаешь ошибки?
– Постоянно совершаю, ба… Аркадич, – говоривший принял из рук Вячеслава кофе, но продолжал держать чашку на весу, не ставя на стол. – Если бы не совершал, то не жил бы такой паскудной жизнью, какой я жил до встречи с тобой.
– Вот, слушай, Серёга, мудрого человека. Всегда нужно иметь мозги, да и смелость тоже, чтобы признавать собственные косяки. Только бараны не ошибаются. Вернее считают, что не ошибаются. Пока их на шампур не насадят. Ты же не баран примитивный?
– Так он же… – полез в бутылку парень, но шеф его оборвал.
– Он же, он же. Вот упёртый!.. Всё пошли наверх, – и опять забрал у Игната кофе. – Удальцова к нам отправишь. Мы пока с этим «он же, он же…» поработаем.
Вячеслав опять направился в спальню к компьютеру. Уселся в кресло, чашку поставил на стол перед монитором и кивнул Сергею, указав на свободный стул.
– Мне сейчас из Питера прислали номер и имя твоего клиента. Звони со своего телефона, договаривайся о встрече. Если Руслан предварительные тёрки грамотно завершит, менты помогут пронести необходимые компоненты в Лужники на трибуну с зенитовскими фанатами. Для группы создадут зелёный коридор. Ты должен выяснить, кто конкретно отвечает за результат. Если сам Унтер (это такое у него погоняло среди «московских бомжей»), то с него и спрос. Намекни, что если всё пройдёт гладко, лично Унтеру копейка упадёт на карман. Ты с ним пойдёшь и всё проконтролируешь, особо не вмешиваясь. Оденешь «розу» сине-бело-голубую, закосишь под москвича болеющего за «Зенит». Попоёшь, для порядку: «Город над вольной Невой…». Главное, чтобы не просто эффектно грохнуло и погасло, а эффективно – долго и едко. Понял? В «Луже» конструкции трибун и купола в отношении друг-друга неудачно расположены. Вентиляция поэтому отвратительная. Во время реконструкции разработчики вопрос не продумали, а потом, когда проведение футбольных матчей на отреставрированной арене возобновилось, менять что-то было поздно. Этим и надо воспользоваться.
– Звонить сейчас?
– Давай уж нашего начальника службы безопасности дождёмся. Вдруг его старые ментовские связи не сработают. Тогда придётся вам с Унтером в помощь другой вариант подыскивать. И ещё, в конце этой недели, возьму тебя, как обещал, на стадион. Пооботрёшься, поглядишь, как люди болеют. А-то вычислят тебя отморозки питерские.
– Куда Вы меня возьмёте? В VIP-ложу? Фанатский сектор – совсем другое. Из ложи болеть не научишься.
– Однако правильно мыслишь, – задумался организатор. – Ну хотя бы атмосферу матча прочувствуешь. Двадцать второго всё легче будет.
– И так справлюсь, – провёл по воздуху ладонью Серёга. – Моё дело, не футбол смотреть, а следить за выполнением задания.
– Молоток, – щёлкнул языком Вячеслав. – Грамотно и торжественно звучит: «Следить за выполнением задания!» Ещё добавь: «Боевого задания!» И дырку в куртке проделай.
– Зачем дырку?
– Для ордена…
Берцы Удальцова создавали столько шума, что не услышать приближения начальника службы безопасности мог только человек в наушниках плеера. Занятый прослушиванием композиции группы «AC/DS». На бетторе и его водителе наушников не было.
– Вот он топает, – удивлённо посмотрел в сторону лестницы хозяин дома. – Как эти вояки в своих «шузах» беззвучно к противнику подкрадываются, интересно?
Серёга не ответил, лишь заулыбался. Он всегда улыбался, когда шеф подкалывал охрану.
– Я говорю, твои берцы для парада больше подходят. Дабы потенциального противника пугать страшным топотом. Может лучше в кроссовки переобуться? – протянул руку для приветствия вновь вошедшему Вячеслав.
– Привык уже, – Удальцов поздоровался с коллективом. – Сам не слышу, теперь специально внимание обращу.
– Как съездил? Удачно?
– Удачно, – Руслан покосился на водителя.
– Говори, говори, – успокоил его начальник. – Серега поможет пиротехнику пронести. От результатов твоей встречи зависит, о чём он будет на стрелке с представителями питерских договариваться. Те уже маякнули, что нужный человечек ждёт.
– «Мои» дали добро. Единственное условие, чтобы инцидентов не случилось. Сам понимаешь. Шум допускается, но давка или взрывы, угрожающие жизни болельщиков, не желательны.
– Ты же сказал, что никаких взрывов использование подобной пиротехники не предполагает?
– Потому-то и поручился перед товарищем генералом. Ну и подарок он принял, как положено.
– Когда начнём операцию?
– За три часа до начала матча.
– Ну, вот, Серёга, – беттор положил руку на плечо парня. – Всё сам слышал. Руслан выполнил часть работы. Звони Унтеру. Теперь твой выход…

* * *

Удальцов повернул со МКАДа на выезд в сторону Мытищ. До матча оставалось четверо суток, и Вячеслав объявил общий сбор всех «органайзеров». Дом отдыха «Солярис» был выбран не случайно. Здесь президент фонда «Столица Мира» частенько проводил внутрикорпоративные мероприятия. Пьянки, по-русски…
Сергей сегодня совместно с Унтером и другими московско-питерскими «зенитчиками» утрясал последние детали «организованного прохода на стадион». За рулём «Мерина» сидел сам начальник службы безопасности. Больше решили никого в машину не брать. Остальные бойцы неслись следом на «Крузаке».
– Дуглас сегодня в столице нарисовался, – глянул в зеркало на пассажира заднего сидения Руслан. – Суета с утра в офисе на Новом Арбате.
– Всё это время не было в Москве что ли?
– Не было. И в России не было. Рейсом из Мюнхена прилетел.
– С его стороны до сих пор никаких враждебных действий не велось. На счёт второго ты не узнал подробности?
– Слишком мало информации, – покачал головой бывший опер. – Я наблюдение установил за Дугласом. Может быть, где-нибудь вместе засветятся. Тогда отработаем. А пока ничего… Посёлок Нагорное, туда заворачиваем?
– Да, туда, – гидом выступал неоднократно бывавший здесь беттор. – «Органайзеры» мои уже подъехали. Я коттедж на двое суток забронировал. Поговорим, они пусть потом развлекаются, а мы домой вернёмся.
Машины въехали на стоянку дома отдыха. Здесь уже парковались «Гелендваген» Марата – третьего «топ-кнопочника», и сотая «Ауди» Хомяка – четвёртого «органайзера». Не видно было только развалюхи Стаса. Даничкин по его словам принципиально, а на самом деле продуманно, автомобиль не покупал, дабы шеф «семёрок» не подумал «чего плохого».
Белых, однако, был здесь и первым вышел из коттеджа навстречу «топ-органайзеру».
– Привет, Потрошитель!
– Стас, ты долго меня будешь обзывать словечком из обихода дебилов с игровых форумов?
– А что, хорошее звание. Типа маршала! – органайзер находился в приподнятом настроении. – В инете только и разговоров, что о твоей войне с «буками».
– Только я ничего об этом не знаю, – Слава поправил воротник пальто и мимо коттеджа сразу направился в «блиндаж», где и предстояло «заседание совета». – И знать не хочу.
«Блиндаж» представлял собой довольно вместительное помещение, внутри которого горел камин, а длинный деревянный стол был накрыт и сервирован. Обычно здесь отмечали победы и поражения игроки в пейнтбол, коих среди собравшихся бетторов не наблюдалось.
Слава оставил начальника своей службы безопасности вместе со всей этой самой службой снаружи: «Внутри остаются только органайзеры, подожди здесь, позову, если что». Дождался, когда испарятся официанты и уселся во главе стола. «Топ-кнопочники» уже, не спеша, закусывали и переговаривались друг с другом. По левую сторону расположились Даничкин и Хомяк, по правую Марат и Стас. Даничкин был молчалив и задумчив, Белых, напротив, весел и бодр. Двое других просто жрали рыбу.
– У всех налито? – поднял бокал с вином босс.
– Да я эту гадость… – начал было Стас.
– Все уже в курсе, что господину Белых надо было в тарелку пару шприцов воткнуть, – не дал ему закончить Вячеслав. – Остальных прошу наполнить… В общем, кто из какой посуды пьёт.
Андрюха, как обычно, плеснул в рюмку водочки, Хомяк последовал его примеру, а Марат открыл бутылку коньяка.
– В субботу играем. Давайте, как всегда, выпьем за успех!
Выпили. В преддверии оглашения сокровенной информации «Потрошитель» оглядел своих «генералов».
– Сколько у нас кошельков заблокировано? С моими паспортными данными все забанены. Кого-нибудь из вас, кроме меня, «буки» в свои чёрные списки внесли?
– Мои ящики все заморожены, – Марат откликнулся первым.
– Мои тоже, – Даничкин опять потянулся к открытой бутылке водки. – Там деньги зависли. Не такие уж маленькие.
– Меня пока, тьфу-тьфу-тьфу, не тронули, – постучал по деревянному столу Хомяк.
– А ты чего молчишь, Стас?
– Сам удивляюсь, меня тоже не заблокировали. Я на себя всего один кошелёк и зарегистрировал-то. Почти, ведь, не играю, только команды отдаю, когда ты скажешь. Но возня в Интернете такая идёт по поводу «букмекера», что скоро могут всех накрыть. Нам сейчас можешь правду сказать, ты «букмекер» или не «букмекер»? А-то народ волнуется, через раз пишут, что до кровопролития может дойти.
– В Интернете тебе много чего расскажут. Светись больше на всех этих сайтах, – посмотрел на Белых исподлобья босс. – Ты как кукушка сплетни разносишь. То я «потрошитель», то «букмекер»… Люди твои, «кнопочники» не забанены?
– Мои нет, – сверкнул линзами очков Стас. – А у других многим кислород перекрыли. Спроси Андрея. Или Марата.
Даничкин утвердительно покачал светлым чубом.
– Мои наполовину забанены.
– Моих процентов на тридцать заблокировали, – подхватил Марат.
– Ладно, нагрузим оставшихся в субботу и поменяем контингент полностью, – Вячеслав вновь поднял свой бокал. – И в будущем постоянно будем проводить ротацию. А то вино слишком сладко последнее время в рот лилось. Само. Даже к губам кувшин подносить не требовалось. Задница не слиплась ни у кого от подобной халявы? Нет? Левых «ящиков» много зарегистрировали? О которых я ничего не знаю и на которых мои бабки прокручивали? Что молчите? Сложившаяся ситуация для всех будет универсальным лекарством. Вроде кризиса мирового. Пока кризис клешнёй за яйца не схватил, народ кумарило: «Ах, до чего жизнь великолепна!» Банки, кредиты… Зато сейчас начали думать, как реально ситуацию вырулить. Вот и мы начнём думать.
– Кризис не сам по себе возник, – показал осведомлённость Даничкин. – Его одни спровоцировали, другие повелись, а третьи попали. У нас схожая ситуация? И к какой мы категории тогда относимся?
– Не мы ситуацию спровоцировали, это однозначно, – взвешивая слова, ответил «топ-органайзер». – Сейчас сидим, критически оцениваем наши дела, значит, панике не поддались. А вот попали или нет, покажет время.
– Какое игровое событие рассматриваем? – задал, наконец, конкретный вопрос Белых. – Как я понимаю, матч «Спартак» – «Зенит»?
– Да, последняя игра тура, – Вячеслав ехидно посмотрел в сторону Даничкина. – Супербитва футбольных гигантов за пятое место российского первенства. В Лужниках.
Андрей никак не отреагировал на подкол товарища. Зато Стасу не терпелось.
– И на что грузим? Каковы варианты достоверности предлагаемых сценарных планов осуществления антикризисных мероприятий?
Ну, Слава-то привык к подобным фантомным фразеологическим оборотам бывшего президента культурного фонда – нынешнего «органайзера» Белых. А вот другие его коллеги посмотрели на Стаса настороженно.
– Сценарный план очень прост и доступен. Грузим на…
Нависла пауза. Пауза висела, детонировала в унисон немым вопросам «топ-кнопочников» и не хотела взрываться звуковыми колебаниями.
– Грузим на… – Слава внимательно оглядел каждого из присутствующих. Поленья в камине потрескивали и создавали атмосферу пещерного быта. Развешанные по стенам «блиндажа» военные каски и камуфляжи оружия навевали предфронтовые ассоциации. – Грузим на…
Бабах!!! Упало и разбилось с грохотом, не удержавшись в руке Белых, блюдо с салатами. Все сразу заулыбались и расслабились. Напряжение отступило.
– На победу первого грузим, короче, – «топ-органайзер» произнёс фразу и выпил до дна вино.
– На победу «мяса»?! – не поверил собственным ушам Даничкин.
– На победу «мяса», – утвердительно кивнул Вячеслав. Победу «Спартака». Можно с единичкой форы. Но лучше фифти-фифти.
– Чё за бред? – очумело покачал головой петербуржец. – Никогда они не выиграют, тем более с форой. Бред…
– А чё бред-то? – теперь разволновался болеющий за «Спартак» Марат. – Я бы тоже такую ставку сделал, если бы мои личные кошельки не забанили. Значит, прав был. Порвём мы вас, как «коней» порвали.
– Рвалку не поломаете? – парировал Даничкин. – Мы вам не кони. Навоз булками мять не будем. Нам без Европы оставаться нельзя.
– «Газпрому», в смысле?
– А хоть бы и «Газпрому».
– Какая связь между «Газпромом» и футболом?
– А какая связь между футболом и «Лукойлом»?..
Пока фанатеющие «органайзеры» выявляли нефтегазовые приоритеты, главный «органайзер» набрал номер Удальцова.
– Руслан, заводи группу поддержки. Мы заканчиваем.
Андрей махнул рукой на своего оппонента и ещё раз переспросил беттора.
– Слава, ты точно знаешь, что «Спартак» победу одержит?
– Андрюха, точно знает только Господь Бог. Я получил такую информацию.
– Блин, ну не верю я. Может, ошибка закралась какая? Нельзя инфу перепроверить? Понимаешь, «Зениту» эта победа очень нужна. Руководство не может слить игру. Тут даже не деньги решают, зачем «Газпрому» деньги? Здесь престиж фирмы. И города всего престиж. Представляешь, что будет, если мы так концовку провалим. В Питере просто не поймут.
– А «Спартаку» разве не нужна эта победа? В одинаковых условиях клубы находятся, – опять вставил Марат.
– Нет, не в одинаковых. «Спартак», по сути, новую команду создаёт. Лаудруп сейчас состав на следующий сезон наигрывает. Если проиграет, с него особо не спросят, – и вновь уставился в упор на «топ-органайзера». – Перепроверь, на всякий случай. Перепроверь…
В этот момент в блиндаж по очереди зашли Руслан и десять длинноногих девушек. Вячеслав перехватил инициативу.
– Так, всем внимание! Задание получили? Начинаем реализовывать. Реквизиты на последнюю игру остаются прежними, пока ничего менять не будем. Список забаненых «кнопочников» пришлите до пятницы. А сейчас, друзья, вам от меня подарок. Эти леди, надеюсь, скрасят ваш досуг. Ешьте, пейте, веселитесь, отдыхайте. Мне, к сожалению, необходимо покинуть ваш замечательный коллектив. Надеюсь, после субботней игры, у нас будет повод ещё раз собраться и отпраздновать успех…

* * *

В машине беттор набрал номер Артёма.
– Привет, как дела?
– Всё в порядке, – отрапортовал новый «органайзер».
– Поставил?
– Да.
– Какой разброс коэффициентов на событие по «линиям» разных контор?
– «2.50» – «3.20»
– Сколько «кнопочников» проставились в этом интервале?
– Двести сорок три.
– Завтра принесёшь полный, распечатанный на бумаге, список. Перечень фамилий, номера кошельков, пароли и паспортные данные каждого игрока. Только по электронке или по факсу не скидывай. В офис завези.
– Хорошо.
– Ладно… – помолчал немного и задал ещё один вопрос. – Сколько, в общей сложности, вариантов-то получилось? А впрочем, завтра расскажешь.

ГЛАВА 12
DEEP PURPLE-2 (ДЫМ НАД МОКРЫМ ПОЛЕМ)
(День матча «Спартак» – «Зенит»)

Погода была сырая и промозглая. «Лужники» встречали мокрым синтетическим полем, нулевой «футбольной» температурой воздуха и пятьюдесятью тысячами болельщиков.
Когда Вячеслав подъехал к территории спортивного комплекса, Серёга отзвонился и сообщил, что они с Унтером благополучно миновали кордоны и заняли свои места в «зенитовском» секторе. Пол дела было сделано.
Руслан сегодня (по настоянию шефа) не стал очаровывать болельщиков спецназовской униформой, а облачился в красно-белую спортивную куртку и красную, натянутую на глаза, вязаную шапочку.
– За «Спартак» болеешь, что ли? – оценив прикид, резонно спросил Вячеслав.
– Ни за кого не болею, просто другой одежды цивильной нет, – расплывчато ответил начальник службы безопасности. – Есть ещё пуховик, но он голубого цвета. Скажешь, что я фанат питерского «Зенита».
На виповскую трибуну они прошли минут за пятнадцать до начала игры. Справа, в секторе за воротами, уже вовсю «разогревались» питерцы. Беттор попытался разглядеть среди «бомжей» массивную фигуру своего водителя, но Серёга был пока незаметен. От лицезрения участников фан-движения его отвлёк легкий толчок в бок. Удальцов кивнул на группу людей, усаживающихся на свои места пятью рядами ниже. Седовласый мужчина был легко опознан бывшим опером.
Дуглас уселся на подогреваемое сидение аккурат под Вячеславом и тут же принялся вращать головой и осматриваться. Искал, конечно же, не беттора, поэтому, когда их взгляды пересеклись, заметно смутился и несколько растерялся.
– Здравствуйте, Юрий Моисеевич, – Вячеслав негромко поздоровался и искоса улыбнулся сочинскому визитёру.
Седовласый прочитал по губам приветствие, но не ответил, резко развернулся и уставился на зеленеющую пластиковой травой поляну.
– Узнал меня, – вполголоса обронил Слава.
– Да, и не очень обрадовался, – дополнил начальник службы безопасности. – Видимо, не ожидал увидеть тебя здесь, да ещё сидящим за его спиной.
Завибрировал телефон. Беттор приложил трубку к уху и услышал взволнованный голос Даничкина.
– Ты где? На стадионе?
– На стадионе.
– Предчувствие у меня какое-то нехорошее.
– Чего так? Ты-то выигрываешь в любом случае. «Мясо» победит – бабло снимешь. Проиграет, опять же «Зенит» в Европу выйдет.
– Ага. Замечательно, блин, пошутил… Ладно, команды на поле выходят. Смотрим.
Одновременно с судейским свистком взорвались многотысячными голосами оба фанатских сектора. «Зенитчиков», разумеется, было намного меньше, но свою малочисленность они компенсировали хорошей организованностью. «Сине-бело-голубые, хэй, хей!» – неслось из-за ворот Плетикосы. Ответ «мясных»: «Мы – «Спартак», а вы – говно!» воспринимался не более чем хамским хрюканьем. На это хамство «Зенит» ответил быстрым голом.
На пятой минуте синхронно сработали Данни с Погребняком. Португалец отдал пас точно на ход бывшему спартаковцу, да так, что нападающий выскочил один на один с хорватским вратарём. Времени и у Данни, и у Погребняка было море: они могли точно рассчитать действия друг друга. В результате, красно-белые защитники безучастно наблюдали, как не попавший на Чемпионат Европы бомбардир расстреливает их ворота. Счёт был открыт.
Питерская торсида взревела. Вячеслав посмотрел на часы и вновь принялся в сине-бело-голубом море за воротами Плетикосы выискивать глазами своего помощника. Кроме многоголосого восторженного гула там ничего не было слышно. Ни одиночных взрывов петард, ни многосерийной канонады.
– И чего они медлят? – беттор переглянулся с телохранителем. – Гол забили, можно праздновать.
– Может, не ждали такого быстрого начала?
– Позвоню, спрошу Сергея, что там в секторе происходит?
Но в телефоне опять высветился вызов Даничкина.
– Ну и что скажешь? – раздался его ехидный голос.
– Скажу, что ваши забили гол, – спокойно парировал Вячеслав. – Лучше пропустить вначале, чем в конце. Проще отыграться.
– Ну-ну…
Телефон Сергея не отвечал. Или не слышал, или был чем-то занят.
Внизу активизировался Дуглас. Периодически переговаривался со своими спутниками и оглядывался на беттора с Русланом.
Матч между тем возобновился. «Спартак» пытался прийти в себя и организовать хоть что-то похожее на атаку. Получалось с трудом. Какое-то время на поле велась вязкая борьба со взаимными уколами, и вдруг, ни с того, ни с сего, на правой «зенитовской» трибуне громыхнул взрыв петард. Точно запоздалое празднование гола любимой команды. И почти сразу же, через коричневые беговые дорожки, через заградительные ряды милиционеров-срочников, через рекламные плакаты, через ворота хорватского голкипера, к мокрому зелёному газону «Лужников» медленным удавом тяжело пополз густой сизый дым.
Команды продолжали играть, но удав дополз до противоположных ворот и заполнил своим телом всю территорию главной спортивной арены страны. Над воротами Плетикосы нависла непроглядная дымовая завеса. Во время одной из атак «Зенита», Аршавин решил воспользоваться плохой видимостью и ударил со средней дистанции. Хорват мяч поймал. А после сигнализировал арбитру Егорову, что не может продолжать игру, и просто выбил снаряд в аут.
Егоров дал свисток и остановил матч. Вячеслав и Руслан одновременно засекли время каждый на своих часах.
Футболисты тупо бродили по искусственному газону. Зрители свистели. Арбитр Егоров ждал. И только туман, чувствуя себя хозяином ситуации, продолжал вальяжно изучать стадион.
Прошла минута. Дым не рассеивался. Опять позвонил Даничкин и предположил, что «Зениту» из-за поведения болельщиков засчитают поражение. Слава глубокомысленно промолчал.
По истечению второй минуты удав решил выбраться на волю. Единственный открытый выход находился вверху. Дым принялся потихоньку подниматься к крыше.
Юрий Моисеевич пятью рядами ниже о чём-то горячо спорил с соседом.
Прошла ещё одна минута. Видимость несколько улучшилась. Судья посматривал на секундомер. Вячеслав на наручные швейцарские часы.
Когда закончилась четвёртая минута остановки игры, Егоров всё же дал свисток возобновить матч. Видимость заметно не улучшилась, поэтому приходилось больше интуитивно догадываться, кто против кого играет.
Аршавин, получив передачу от Данни, ворвался в штрафную, сыграл корпусом, встал между мячом и защитником и, не глядя, отдал пас назад. Андрей, так же, как и зрители, просто интуитивно почувствовал, что Данни должен прибежать во вратарскую. Удар португальца был точен. Шла девятнадцатая минута матча…
Диктор по стадиону принялся успокаивать питерских фанатов, которые вновь что-то подожгли. На этот раз дыму было немного, но смог от предыдущих петард до сих пор не покинул пределы стадиона. Это обстоятельство грозило вылиться в преждевременное окончание матча. Слава вновь предпринял попытку дозвониться до Сергея.
– Что вы там взрываете?! – когда вызов дошёл до адресата, прокричал в трубку шеф. – Всё, хватит салютов, матч могут досрочно прекратить.
– Это не наши петарды, это они свои пронесли, – Серёга еле прослушивался в гуле толпы. – Я пытался остановить, но кто тут будет меня слушать?!
Даничкин прислал смс-ку: «0:2????», с четырьмя вопросительными знаками.
До конца первого тайма Вячеслав больше всего переживал за чрезмерно активных тиффози «Зенита». Однако дым постепенно рассеялся, и проведению матча больше ничего не угрожало. Он принялся просто безучастно разглядывать многочисленные баннеры, вывешенные болельщиками обеих команд на трибунах. Оставалось дождаться свистка на перерыв.
На сороковой минуте позвонил Белых.
– Привет, я не догоняю, мы на кого поставили? На «Спартак» или на «Зенит»? Я ничего не перепутал? На победу «Спартака»?
– Всё нормально, Стас. Таким и должен быть настоящий современный футбол. Чувствуешь интригу? Каков креатив?! Вот он – готовый сценарий для блокбастера. Мы сюжет ищем, а жизнь подкидывает сюжеты покруче высосанных из грязных пальцев сценаристов. А?!
– Да? – расслабился плохо разбирающийся в футболе «органайзер». – А я, дурак, волноваться начал было. Пойду, успокоюсь…
– Иди. Только сильно не «успокаивайся», чтоб откачивать не пришлось…
Сколько минут добавил Егоров к основному времени первого тайма, Слава просмотрел. Третий гол «Зенит» забивал как раз тогда, когда резервный судья поднимал табличку с цифрами компенсированного времени.
Зырянов отобрал мяч на спартаковской половине поля, без помех продвинулся к штрафной москвичей и разрезал оборону хозяев пасом на ход Данни. Родригес и Фатхи не успели догнать португальца. «Зенитовцу», в итоге, никто не мешал точно пробить в дальний нижний угол.
Ещё несколько минут команды доигрывали первую половину встречи, а потом арбитр увёл соперников в раздевалки. По подсчетам Вячеслава, тайм продолжался минут на пять дольше стандартных сорока пяти кругов секундной стрелки.
Дуглас сразу после свистка исчез в проходе. Испарились и его ребята.
Зато обозначился звонком Даничкин.
– Ну и как это понимать? – переживал «органайзер». – Ты хочешь сказать – сраное «мясо» способно отыграть три мяча?
– Не знаю, насколько сраное, но всё может быть.
– Слушай, а тебя не подставили часом? И нас всех заодно?
– Андрюха, давай досмотрим футбол до конца, а потом будем делать выводы. Не я на поле выхожу в спартаковских трусах. Какие ко мне претензии. Поговорим после матча, – и отключил мобилу. Потом попросил Руслана.
– Позвони Серёге со своего. Пусть к стоянке топает, сейчас выезжаем. Я сотик вырубил. Одолели меня звонками «соратники по борьбе с кризисом».
– Второй тайм не будем смотреть?
– А смысл? Ты думаешь, «Спартак» чудесным образом превратится в «Ливерпуль»? Это «Ливер» способен проигрывать «Милану» в финале Лиги Чемпионов 0:3 и в итоге завоевать главный европейский трофей. «Мясо» не «Ливер»…
Удальцов пожал плечами и принялся вызванивать водителя-подрывника.
Пока приближённые общались между собой, шеф достал из внутреннего кармана айфон и вошёл в кошелёк Светланы. Вчера он положил на её счёт приличную сумму денег и сделал ставку. В данный момент ставка рассчитывалась. Выглядело событие таким образом:
«Назначенное компенсированное время к 1-му тайму (1.5): мен. 1.38, бол. 2.80»
Беттор нагрузил на «больше». И не только с ящика своей жены…

* * *

– Света, привет! – развалившись на кожаном сидении «Мерса» позади своих помощников Сергея и Руслана, Вячеслав звонил с того же айфона, с которого грузил на «компенсированное время» в Светланином кошельке. – Помнишь, я тебе ящик открывал в «Фаэтоне»? Не помнишь? Ну, в общем, я тебе скину сейчас смс-кой логин и пароль, снимешь деньги со счёта, когда захочешь. Выиграли мы с тобой немного…
– Мы?
– Даже не мы, а ты. И не бурчи. Не хочешь, не снимай. Знай просто, что они там у тебя лежат, – помолчал несколько секунд и закончил. – И ещё, я тебя очень люблю. Очень, – послушал некоторое время молчащую трубку, хотел, было, привычно отключиться, но на «том конце провода» ответили.
– Слава, спасибо тебе. Ты… Ты береги себя, пожалуйста…

ГЛАВА 13
СКАЗКА О БАЛДЕ И РАБОТНИКАХ ЕГО…
(Двое суток спустя, после матча «Спартак» – «Зенит»)

Артём, несмотря на неопытность, сработал очень оперативно и грамотно. Платежи не поступили только от тринадцати «кнопочников», что являлось блестящим, в процентном отношении от общего количества задействованных игроков, показателем. В воскресенье вечером беттор позвонил и поздравил своего «органайзера» с профессионально выполненной работой.
– Красавчик, Артёмка. Для первого раза очень даже неплохо. Наша служба безопасности разберётся по каждому эпизоду просрочки платежей. Тебе не о чем беспокоиться. На твой личный счёт завтра с утра поступят премиальные. Это помимо оговоренных процентов. Надеюсь, мы и в дальнейшем сработаемся. Можешь отдыхать.
Даничкин за двое суток позвонил раз пятьдесят. Остальные «проигравшиеся органайзеры» были не менее настойчивы. Вячеслав трубку не брал.
В воскресенье же, пришло ожидаемое сообщение от «букмекера».
– Слава, что за самодеятельность? Надеюсь, ты не проиграл все свои средства? Предлагаю встретиться завтра в 12-00 по адресу: Митино, Ангелов переулок, д. 2.
Утром в машине, по дороге в Митино, Вячеслав просматривал материалы спортивной прессы, касающиеся произошедшего события.
«Спорт-Экспресс» за 24 ноября. Отрывок статьи Бориса Левина «БЫСТРАЯ СМЕРТЬ ПОСЛЕДНЕЙ ИНТРИГИ»:
«Сначала в обнаруженный зазор легко убежал Погребняк, потом там же разыграли изящную комбинацию Аршавин с Данни. После чего лавочку можно было закрывать. В какой-то момент показалось, что спасти «Спартак» могут только… питерские болельщики, умудрившиеся протащить на трибуну невероятное количество дымовых шашек. Между двумя зенитовскими голами матч даже пришлось остановить на несколько минут – поле заволокло густым дымом. Да и потом, несмотря на все увещевания диктора, «газовые атаки» периодически возобновлялись. После ответного гола их поддержали и спартаковцы, но арсенал у хозяев был явно беднее. Слава богу, что в конце концов иссякли запасы и у гостевых секторов – иначе их любимая команда могла бы уже выигранный матч и не доиграть. И ради чего идут на трибуны эти люди?»
Алексей Евстифеев. «ИНЦИДЕНТЫ ОТРАЖЕНЫ В ПРОТОКОЛЕ»:
«В итоговом протоколе матча нашли отражение два инцидента, случившиеся по ходу и сразу по окончании игры в Лужниках, что дает повод к их рассмотрению на КДК.
Главный арбитр Игорь Егоров внес следующие записи в графу «Замечания по проведению игры»: «На 13-й минуте встреча была остановлена на четыре минуты из-за плохой видимости, из-за задымленности футбольного поля из сектора «Зенита» и «После окончания матча игроки «Зенита» Тимощук, Погребняк, Крижанац и Файзулин подошли к фан-сектору «Зенита» и стали бросать майки, чем спровоцировали беспорядки в этом секторе».
Андрей БОДРОВ из «Советского Спорта» в статье «ФАНАТЫ ЧУТЬ НЕ СОРВАЛИ МАТЧ» пытался привлечь внимание к неуправляемости фанатской среды северной столицы:
«Участившиеся инциденты с участием питерских фанатов явственно свидетельствуют, что фан-движение «Зенита» неконтролируемо, здесь больший вес имеют отдельные группировки».
Ну и, наконец, в рубрике «КОММЕНТАРИЙ К ФАКТУ» газеты «Спорт-Экспресс» Александр ПРОСВЕТОВ заголовком материала «ДАВАЙТЕ СТАНЕМ ЦИВИЛИЗОВАННЕЕ» призывал читателей и болельщиков вникнуть в суть этической стороны вопроса:
«Перед началом матча последнего тура в Лужниках в зенитовских секторах, принявших 3 – 4 тысячи болельщиков (очень достойное число для выездной игры за пятое место, пусть и премируемого путевкой в Лигу Европы) был развернут баннер: «Наш тренер Дик». Наверняка люди решили выразить поддержку Дику Адвокату, который многое сделал для клуба с берегов Невы. Получилась при этом еще и забавная игра слов. Увы, некоторые фаны «Зенита» вскоре показали, что они и впрямь дики.
«Быстрый гол» своей команды болельщики из Петербурга отметили обильным дымом шашек, который медленно пополз в сторону поля. Постепенно им заволокло всю спартаковскую половину поля, которая примыкала в первом тайме к местам зенитовских почитателей. После удара со средней дистанции Аршавина на 13-й минуте Плетикоса поймал мяч и тотчас обратился к судье Егорову с претензией, что видимость затруднена. Арбитр игру остановил, и в течение четырех минут футболисты бродили в растерянности по полю.
Диктор по стадиону объявил, что матч может быть прекращен. Стращали? Наверное, лишь отчасти. Был же недавно при аналогичной болельщицкой акции прекращен хоккейный матч между московским «Динамо» и «Ак Барсом». Вы скажете: «Федот, да не тот», – и будете правы. Игры с шайбой в закрытом помещении и с мячом на свежем воздухе не одно и то же, но общее в двух происшествиях есть. И если правоохранительные органы брали на себя обязательство найти виновных на МСА «Лужники», то они должны приложить усилия и в отношении поиска тех, кто творил бесчинства на БСА.
Если бы еще молодые и несдержанные в проявлении чувств фаны побесились немного да остановились перед лицом опасности, надвигавшейся на их любимый клуб. Но, несмотря на предупреждение, некоторым все было по-прежнему «по барабану». Они, видимо, приехали прежде всего для того, чтобы самоутверждаться на фоне «крутых спартачей». Вскоре после возобновления игры «Зенит» счет удвоил – и его «болелы», невзирая ни на какие угрозы, выпустили новый клуб дыма, который тоже пополз на поле, а чаша большого стадиона его при этом весьма стойко хранила.
«На них вся наша надежда», – сказал мне в этот момент преданный фанат «Спартака», указывая пальцем на средоточие зенитовских болельщиков.
Звучало это фантасмагорично, но иногда сказка становится былью. «Спартак», впрочем, не стал заниматься поисками оправданий после безоговорочно проигранного матча. Тем более что, как хозяин, он сам нес ответственность за обеспечение порядка на трибунах, куда питерцы протащили впечатляющий арсенал пиротехнических средств. Спрашивается, КАК ЭТО УДАЛОСЬ?»
Вячеслав обвёл ручкой вопрос «КАК ЭТО УДАЛОСЬ?» и протянул газету Удальцову. Тот прочитал, усмехнулся и показал в свою очередь Сергею. Водитель отреагировал сдержанно.
– Этот Унтер отмороженный наглухо. У них после запланированных взрывов, ещё запасы петард обнаружились. Походу самостоятельно пронесли. Когда диктор предупреждал о возможности прекращения матча, Унтер с фанатами, как раз новые взрывпакеты мастырили. Я думаю: «Всё накрылась игра». Кричу ему: «Хватит!». Какой там, они и слышать ничего не хотят. Мол, ещё не всю пиротехнику использовали. Тут, блин, этот гол Данни, как назло. Я, уже было, хотел упасть на пакеты, точно Матросов на амбразуру. Хорошо, обошлось. Да и дыму от пронесённых ими петард было поменьше, чем от наших. Самопал, скорее всего. Но чтобы я ещё раз на футбол, по собственной воле, пошёл. Да ещё в фанатский сектор…
– На самом деле, ты большую работу выполнил, – оценил реплику президент фонда. – Существовал, конечно, риск полного прекращения игры, но без риска в нашем деле не бывает. А проследить за проносом дополнительного количества пиротехники ты всё равно бы не смог. Это милиция должна подобные вещи контролировать. Правда, Руслан?
– Правда, – спокойно согласился бывший офицер МВД. – Она и контролировала. В меру своей компетенции.
– Скажите, Вячеслав Аркадьевич, – через какой-то промежуток времени возобновил разговор водитель, – а вам ребят не жалко?
– Каких ребят? – отложил газеты в сторону беттор.
– Ну, Андрея, Марата, Стаса Белых. Они ведь проиграли всё до копейки в субботу.
– А почему ты задаёшь подобный вопрос?
– Да звонили они позавчера и вчера целый день. Спрашивали, что да как? Я, конечно, делал вид, что не в курсе…
– А почему они тебе звонят?
– Потому что Вы не отвечаете.
– Знаешь, Сергей, сколько у этих «ребят» было левых кошельков зарегистрировано? О которых, якобы, только они знали? Столько же, сколько «белых» ящиков. А поднимались все изначально на моих деньгах и моей информации. Жадность с ними плохую шутку сыграла. Теперь пусть поживут без денег халявных и такой же халявной инфы. Или самостоятельно устроят акцию, подобную той, которую в «Лужниках» ты устроил. И о проведении которой Руслан договорился. Почему мы должны рисковать, а эти жирные бездельники сидеть у телевизоров и сливки снимать?
– Согласен я с Вами, Вячеслав Аркадьевич, – покачал головой Серёга. – Только всё равно пацанов жалко. Больно упали…
– Ты, Руслан, тоже так считаешь? – босс не на шутку разнервничался.
– Я нет. Моё дело приказы выполнять и контракт отрабатывать.
– Понял, Серёжа, как надо отвечать?
– Понял. Но люди всё равно обижаются. Врагов Вы себе наживаете, Вячеслав Аркадьевич. Вот я о чём. Стас, может, уколется и забудет всё, а остальные злобу затаят. И когда-нибудь поймают момент, чтобы отомстить.
– Решу я с «органайзерами» вопрос, – взвесил слова помощника беттор. – Пусть субботняя игра станет для этих дураков показательной поркой и опустит с небес на землю. Тем более кто им, кроме меня, выползти из дерьма поможет?..
Ангелов переулок начинался «Рамстором». Дом номер два длиннющим драконом изгибался в обозримом пространстве микрорайона. Обе машины въехали во двор и остановились возле углового подъезда.
– Кажется здесь, – Вячеслав посмотрел на скамеечку у подъездной двери, достал айфон, зашёл в «личку» и отправил сообщение «букмекеру». – Прибыл, какая квартира?
Через минуту последовал ответ.
– Сейчас к тебе спустятся.
Ну вот и близок миг разгадки тайны всезнающего «букмекера». Неужели сам выйдет встречать? И кто «оно» будет? Мужчина? Женщина? Хрень с крыльями?
Открылась дверь, и на улицу выпорхнула не «хрень», а симпатичная девушка в джинсах и накинутой на плечи осенней куртке. Она махнула рукой, приглашая невидимого пассажира выйти наружу из машины. Вылезли, конечно же, всем табором. И беттор, и начальник службы безопасности, и Серёга, и, разумеется, вся рать из «Крузака».
– Здравствуйте, Вячеслав, – легко распознала статус босса девушка. – Вас ждут, – и сразу обозначила, кто хозяин в доме. – Одного ждут.
– Может быть, мне разрешат сопровождать Вячеслава Аркадьевича? – попытался перехватить инициативу Удальцов.
– Нет, – остановила его встречающая. – Если переживаете о безопасности, можете возвращаться домой. Для Вас эта встреча, думаю, имеет гораздо более важное значение, чем для принимающей стороны.
– Хорошо, – шеф отправил своё воинство обратно в «тачанки», а сам шагнул в пасть подъезда. – Ведите, знакомьте.
Обычный подъезд. Обычные, исписанные прыщавыми умниками, стены подъезда. Обычный лифт. Восьмой этаж. Дверь с глазком. Здрасте…

* * *

Мужчина выглядел очень респектабельно и по-деловому изящно. Дорогой костюм, галстук в тон утренней погоде, шикарные ботинки. Встречал лично.
За дверью открывался коридор с боксёрским мешком, подвешенным к потолку. Не иначе «букмекер» в этом узком проходе оттачивает мастерство нанесения ударов виртуальному противнику? Рядом с мешком в кресле «отдыхал» ещё один неопределённого возраста дядька в строгом костюме и с безучастной маской на прямоугольном лице.
– Добрый день, Константин Николаевич. Я так и думал, что встречу здесь именно Вас.
– Здравствуй, здравствуй, Слава, – первый радушно улыбнулся, пропустил вперёд девушку, точно старого знакомого приобнял беттора и повёл гостя по коридору.
За углом обнаружились две стандартные квартиры. Одна дверь прямо, другая налево. Константин Николаевич, а вместе с ним Вячеслав, проследовали прямо.
Обстановка не напоминала жилое помещение. Скорее офис редакции гламурного глянцевого журнала. Столы, компьютеры. В результате перепланировки «треха» превращена в «двушку», плюс стандартная кухня. На диване развалился ещё один типаж в галстуке, с широкими плечами и замечательно квадратной головой.
– Кофе? – мужчина остановился посреди большой комнаты. Девушка, между тем, помогла гостю раздеться и повесила пальто на плечики.
– Не откажусь, – Слава принялся с интересом разглядывать газетные вырезки, приклеенные к специальному стенду на стене. Все материалы касались исключительно спортивных событий.
– Это отчёты журналистов о проделанной нами работе, – перехватил взгляд гостя Константин Николаевич. – Репортёры, разумеется, искренне удивляются непредсказуемости результатов.
– Некоторые подробности мне очень даже знакомы, – пригляделся к отдельным фрагментам вошедший. – Например, вот эта фотография Серены Уильямс в трико и с перекошенным лицом.
– Правильно. Именно тогда и началось наше знакомство.
– Значит, легендарный «букмекер» – Вы, Константин Николаевич?
Мужчина рассмеялся и уселся на диван, предварительно выгнав с него «квадратного».
– Присаживайся, Вячеслав Аркадьевич, – он обозначил место рядом с собой. – В ногах нет ни силы, ни правды. Я не «букмекер». Хотя сообщения диктовал именно я.
– А кто отправлял? – беттор не спешил присоседиться к «псевдобукмекеру».
– Отправляла и отправляет Юля, – девушка как раз принесла кофе и, будто старому знакомому, улыбнулась Вячеславу. Хотя, получалось, что действительно старому знакомому. – Так что ты постоянно общаешься с нами двоими.
– То есть, информация ваша?
– Не совсем. Информацию даёт «букмекер». Мы же переводим её на понятный язык и отсылаем дальше. Другим игрокам. В том числе, тебе.
– Значит вы с Юлей всего лишь очередное звено?
– И да, и нет, – уклонился от прямого ответа мужчина. – Я всё тебе объясню. Но прежде хочу задать несколько вопросов касательно наших взаимоотношений. Бери кофе.
Вячеслав принял из рук девушки чашку и присел на противоположный край дивана.
– Почему твои люди, в последней игре, все до одного поставили на заведомо проигрышный вариант? – продолжил Константин Николаевич. – При том, что тебе был известен действительный реальный исход. Ты, ведь, подтвердил получение информации? Ладно, собственные кошельки были заблокированы, но помощников своих зачем дезинформировал? Деньги проиграл. Что за муха тебя укусила? Или не муха?
Беттор сделал очень крупный глоток. Не отвечал. Тянул время. Можно было конечно послать мужика совместно с Юлей подальше и гордо свалить. Квадратные дядьки остановят? Так его возле подъезда в машине ещё более квадратные дожидаются. Стрельбу-пальбу вряд ли откроют. Сам, ведь, в Митино приехал, никто волоком не тащил…
О ставке на «компенсированное время» Константин Николаевич этот, по всей видимости, ещё не знает. Закосить под потерпевшего?
– Меня, если честно, сбило с толку дурацкое сообщение об исходе матча, полученное ещё до вашего сигнала, – пошёл ва-банк беттор. – С того же адреса, но совершенно в другом стилистическом формате. Понимаете, что такое «стилистический формат»?
Мужчина удивлённо посмотрел на сидевшую за компьютером Юлю, та в ответ пожала плечами.
– Зайдите ко мне на почту, – принялся догружать угольком топку игрок. – Знаете, ведь, пароль? Знаете, знаете… За двенадцатое число все сообщения просмотрите.
Девушка пощелкала мышкой и через некоторое время зачитала странное послание.
– привет долго клаву не топчи тупо ставь на победу 2. зы))))
Они ещё раз переглянулись и в один голос громко произнесли:
– Балда!!!
Сначала Вячеславу показалось, что это они так его обозвали. Потом, что друг дружку. Наконец «лжебукмекер» пояснил.
– К тебе это не относится. Балда – это Костя Балдарев. Тёзка мой. И «букмекер» по совместительству. Настоящий «букмекер». Тот, от кого вся информация поступает. Видимо, он решил проявить инициативу и продублировал подтверждение ставки. А мы не проконтролировали.
– Значит реальный «букмекер» существует?
– Ещё как существует, – с некоторым раздражением обронил тёзка таинственного Балды. – Ест за четверых, работает за семерых, всё соответствует написанному великим русским поэтом.
– Как-то неубедительно Вы перечислили заслуги «букмекера». Чего так кисло?
– Познакомишься, сам поймёшь, – отрезал Константин Николаевич. – Так почему всё-таки ты дал команду грузить на «Спартак», если и мы, и «букмекер» подтвердили победу «Зенита»? Про «клаву не топчи» можешь не рассказывать, уже слышали.
– Не знаю. Я раньше всегда одинаковые команды получал. Выдержанные в одном стиле. А в последнем случае, подумал, что у вас разногласия возникли. Растерялся…
– У кого у нас?
– У информаторов, скрывающихся за ником «букмекер».
– И дальше?
– Сами сказали про муху. Наверное, действительно укусила…
Мужчина выслушал бред. Помолчал. Подумал.
– Наверное, все бетторы в своём поведении неадекватны. Мне казалось, ты отличаешься от большинства сумасшедших игроков в лучшую сторону. Даже хотел предложить поработать напрямую с Балдаревым. Повлиять на него. Мы долгое время не требовали возврата процентов. Приглядывались. Не обговаривали никакие условия. Просто предоставляли необходимую для подъёма информацию. Ты этой информацией пользовался. Успешно пользовался. Развил самостоятельно разветвлённую дилерскую сеть. Быстро проводил денежные операции через указанные банки. И вдруг какие-то «мухи». Какие ещё мухи, Слава?
– Хорошо, Константин Николаевич, давайте поговорим серьёзно, – гость поднялся с места и принялся ходить по комнате. – Мои «органайзеры», дилеры по-вашему, начали приворовывать. Крысить. Стандартная тема. Вы ведь не только за мной наблюдаете? Случаются подобные ситуации у других крупных бетторов?
– Случаются.
– Я принял решение всё нижнее звено поменять. Но перед расставанием как следует наказать. Вычислил, что «органайзеры» вложатся в ставку не только «общаковыми» деньгами, но и своими собственными. На кошельках, о которых я знать не мог. Через собственных «дилеров-кнопочников». Они и вложились. Только я потерял на этой игре часть денег, а горе-помощники все свои сбережения. И ещё, знаю, в долги залезли. Хотели по-быстрому бабки прокрутить. Прокрутили… Вы мне никаких предварительных условий не выставляли. Я руководствовался собственными понятиями. Как только предложили встретиться, сразу согласился. Так в чём Вы меня обвиняете? Мои личные кошельки «буки» забанили. Поддержки никакой я не получаю. Собственной безопасностью должен заниматься самостоятельно. Месяц назад в Сочи мне, без обиняков, угрожал криминальный авторитет Дуглас. Какую роль в этом спектакле сыграли Вы лично, мне тоже неизвестно…
– Это не роль, Вячеслав Аркадьевич, – перебил мужчина. – Это и есть реальная помощь нашим клиентам. И если я собственной персоной вылетел в другой город, значит, угроза была тоже реальной. За Дугласом стоят определённые круги, которые физически влияют на ход спортивных событий. И понятно раздражение этих кругов, если кто-то вклинивается в созданную ими игру. Тем более, вклинивается со своими правилами. Вот и пришлось объяснять Дугласу и всем тем, кто за ним стоят, что ты работаешь под нашим прикрытием. Известно, ведь, что «букмекер» никакого физического воздействия на перипетии избранных для пари событий не оказывает.
– А какое оказывает?
– Какое, какое… – криво усмехнулся Константин Николаевич. – Метафизическое, – и опять скосил губы. – Как утверждает сам «букмекер»…
Помолчали некоторое время оба. Беттор присел обратно на диван.
– А где сейчас «сам букмекер»? Если конечно он реально существует?
– Да существует, существует… Скоро встретитесь. Здесь он, в соседней квартире живёт. Не хочет никуда переезжать. И офис ему не нужен. И вообще нихрена не нужно. Куришь? – хозяин помещения как-то устало произнёс последние фразы, достал из пачки сигарету, поднёс зажигалку Вячеславу, прикурил сам и выдохнул дым.
– У меня такое ощущение, – понаблюдал за узорами дыма Вячеслав, – что мы говорим о каком-то редком, занесённом в красную книгу, упрятанном в зоопарке в единственном экземпляре, животном. В третьем лице, загадочно. Притом, что живёт он, оказывается, в соседнем помещении. И наверняка там же сейчас и находится.
– По поводу редкого животного, ты пожалуй прав. Все гении не от мира сего. Балда не исключение. Поэтому, общаться с Костей сложно. Приходится постоянно находить объяснения разным его «нестандартным» поступкам. Увязывать в логическую цепочку абсолютно нелогичные действия и особенно прогнозы. Вот взгляни на эту стену, – мужчина встал и вновь указал на стенд с газетными вырезками. – Матч «Чикаго» – «Финикс». «Чикаго» за двадцать секунд до окончания четвёртой четверти ведёт с перевесом в десять очков. Тренер «Финикса» берёт тайм-аут. И вдруг Костя, спокойненько так, заявляет, что «Финикс» победит с преимуществом в одно очко. В результате, три трёхи и два штрафных. За двадцать секунд!!! Нормально? Или вот, – Константин Николаевич ткнул пальцем в другую фотографию. – Федерер проигрывает Каньясу. Балдарев за неделю до матча об этом поражении знал. Откуда?!
– Значит, вы никак не влияете на результат выбранного события?
– А как мы можем повлиять на команду из славного города Чикаго за двадцать секунд до окончания матча? Я во все эти «космические голоса» и прочую паранормальную лабуду не верю, но обычными земными факторами объяснить способности «букмекера» не могу. Хотя, много раз пытался.
– Почему такой странный ник: «букмекер»? Костя, ведь, не составляет «линии», он их ломает.
– Это Юля придумала. Потому как сам Балдарев непременно хотел, что бы весь игровой люд величал его Балдой. Таинственный каппер с ником «Балда». Звучит?
Беттор потушил сигарету о дно пепельницы.
– А как ваша организация на него вышла? Или у вас не организация, а частное корпоративное сообщество?
– Организация, организация… А нашёлся Балдарев сам. Своей болтовнёй в Интернете Костя не мог ни привлечь к себе внимания. Он ведь всем кому ни лень подсказывал, что делать и на кого ставить. Бесплатно, по доброте сердечной. Мы предложили гению свою помощь. Предложили переселиться в нормальный дом. Показали офис. Но он как сидел в этом переулке, так до сих пор здесь и сидит. Пришлось выкупать у соседей вот эту квартиру. Переоборудовать под более-менее сносное рабочее помещение. Упорядочить контакты самого каппера. Систематизировать его «откровения». Работаем… Кстати, другие крупные дилеры, пользующиеся нашими услугами, отдают от прибыли тридцать процентов. Тебя же Балда попросил не трогать до личной с ним встречи. Полтора года, в результате, ты вкалываешь исключительно на себя. Да ещё фокусы выкидываешь. Видимо, от зажирности.
Хорошее слово: «зажирность». Надо будет запомнить и где-нибудь употребить. Вслух, однако, беттор задал вопрос в продолжение темы.
– Сегодня, видимо, и состоится наша личная встреча?
– Наверное. Хотя от Балды всего можно ожидать. Да и от тебя тоже…
– В дальнейшем, ваша организация планирует снимать с моей конторы тридцатипроцентный налог на прибыль?
– Ты не согласен?
– Согласен.
– Значит, по рукам, – у Константина Николаевича заметно улучшилось настроение. – Набирай побыстрее новых, более надёжных сотрудников. А неудачную ставку на победу «Спартака» мы постараемся забыть. Иди, попробуй поговорить с нашим провидцем. Дверь в его квартиру всегда открыта.
– Вы меня разве не проводите?
– Нет, – точно от навязчивого кошмара отмахнулся рукой мужчина. – Я с Балдой в последнее время стараюсь не пересекаться. Нервы берегу.
Вячеслав, однако, не спешил выходить из служебного помещения. Какая-то мысль блуждала в его черепной коробке, периодически слегка касаясь головного мозга. Блуждала, бродила…
– Константин Николаевич, Вы Пушкина давно перечитывали?
– Всего?
– Нет, «Сказку о попе и о работнике его Балде».
– Что, тоже мыслишка торкнула? – внимательно взглянул на гостя хозяин. – Вот и я, бывает, частенько задумываюсь. Пошёл пушкинский Балда к морю, закинул верёвку, покрутил конец – черти перепугались и оброк отдали. Любого другого они бы, при такой постановке вопроса, послали куда подальше. Подумаешь, какой-то засранец глупостями пугает. На понт берёт. Но явился Балда, и в логове чертей мощная паника. Конец света! Балда верёвкой море МОРЩИТ!!!
– При этом сам Балда абсолютно уверен в том, что море в результате его действий действительно сморщится, – подхватил мысль Вячеслав. – А хитрющие черти заряжаются идеей грядущего апокалипсиса и, точно загипнотизированные, вторят подобной бредятине.
– Ну так, а я о чём говорю? Неправильно, наверное, утверждать, что наш Костя из Ангелова переулка угадывает события. Скорее, он, каким-то образом… – мужчина замолчал, словно пытался подобрать нужное слово.
– Убеждает? – подсказал Слава.
– Наверное, да, – согласился Константин Николаевич. – Теперь возникает вопрос, кого он убеждает?
– По знакомой аналогии с Пушкиным, получается, чертей.
– И те в панике…
– Ему верят и выстраивают цепочку событий, сопоставимую с услышанным прогнозом. Каким бы невероятным этот прогноз не казался. Балдарев же, не вникая в суть событий, заряжает результаты просто «от балды», то есть от самого себя. Но если я или кто-то другой делает ставку «от балды», то она и будет трактоваться, как «случайный выбор». Его же «указания» всенепременно и точно выполняются. Ничего себе…
Оба замолчали. Молчали минут пять. Опять курили. Наконец, Константин Николаевич усмехнулся так же криво, как в начале беседы, и глубокомысленно изрёк.
– Ну что, пойдёшь теперь в гости к «букмекеру»?..

* * *

Когда, после двух часов общения с Балдаревым, беттор выбежал из подъезда, прожевал и проглотил глоток свежего холодного воздуха, он вспомнил, что телефоны всё это время были отключены. Ни Удальцову, ни Серёге босс не звонил. Пришло самое время успокоить людей, но…
Машин возле подъезда не было.
Не было их и на территории двора…
Слава, на автомате, прошёл в сторону автодороги и вдруг услышал за спиной окрик.
– Вячеслав Аркадьевич?!
Игрок каким-то особенным двенадцатым чувством просканировал ситуацию. Оглядываться нельзя было ни в коем случае. А правильнее всего было прыгнуть в сторону и скрыться за железными гаражами. Но он оставался неподвижным. Вдруг, почему-то, вспомнилась Светлана. Их первый и последний день отдыха на черноморском побережье. Её общение с морем…
– Вячеслав Аркадьевич?!
Беттор ещё раз набрал в лёгкие прохладу студёного осеннего воздуха и повернулся к кричавшему…

By admin

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *